kornet_azarov (kornet_azarov) wrote,
kornet_azarov
kornet_azarov

Categories:

Бывший осколок бывшей Империи. Часть 1: военно-историческая.

Наш вояж в этот город на берегу моря начался с того, что на трассе нашему немногочисленному экипажу одновременно показалось...

- Мне кажется, или этот грузовик впереди действительно едет как-то словно задом наперед?
- Да нет, не тоже так кажется... - ответили мне.

Впереди маячила морда грузовика. Причем она маячила на нашей полосе, но, к счастью, не неслась на нас, а двигалась в попутном направлении.

Вскоре мы догнали эту грузовую загадку и увидели разгадку: тягач-платформа везет "головы" других грузовиков.

Посмеялись, обогнали и помчались дальше - у нас было назначено рандеву с морским городом Лиепая.

И.К. Айвазовский, "Корабль помощи"
pomosh.jpg

"Причем здесь Айвазовский?" спросите вы. Где Иван Константинович, а где - Лиепая! (ЛиЕпая, господа, ЛиЕпая, а не ЛиепАя!)  Да еще и корабль с какой-то помощью...

Году в 1892 корабли американского "Флота Голода" "Indiana" и "Missouri" взяли курс на один из портов царской России. В своих трюмах они несли продовольственный груз общим весом почти в четыре с половиной тысячи тонн. Так наши заклятые друзья американцы спасали наших же предков от страшного голода, налетевшего на Империю после событий не самой удачной турецкой кампании.

Корабли с гуманитарной помощью пересекли океан, и по весне (один в марте, а другой в апреле) вошли в порт, где встречали их всем миром.

Этим портом был небольшой город Либава.
Ныне - Лиепая: бывший осколок бывшей Империи.

И как не странно, прибыв в Лиепаю, мы как-то начали не с того, с чего обычно начинают осмотр все туристы. Мы моментально окунулись в прошлое, оказавшись в... тюрьме.



Лиепая - это что? Город с непосредственным выходом к морю. (Да-да, еще раз повторюсь, не слушайте гидов и прочих - в Юрмале и Риге не море. В Юрмале и Риге - залив!). Воротами в море владеют два города: Вентспилс и Лиепая.

Лиепая была портовым городом, как мы это уже выяснили, еще при царе-горохе. А где порт - там и военные. Вот и в Либаве был когда-то образован-организован военный городок. Военный город в военном порту. Буквально по-латышски Kara Osta - Военный Порт. Потом вторая буква "а" в слове "kara" куда-то исчезла, и все даже по-латышски стали называть это место Karosta. То бишь, Кароста.



При Советах простые гражданские не могли попасть в Каросту просто так. Вход был открыт только для любителей дресс-кода в стиле "милитари". Типичнейший такой военный городок. Секретный режим и объект. Враги вокруг, и они не дремлют.



А где вояки, там и нарушение дисциплины и военного кодекса. Стало быть, совершенно немыслимо жить без тюряги.



- Без чего не может обойтись ни один город, пусть даже военный? - спросил нас строгий гид в военной форме советского образца.

Мы, группа туристов, стояли в два ряда, по стойке "Смирно!" как раз вдоль тех самых белых линий (в кадре нижний левый угол) и скрипели мозгами.

Да, здесь все довольно сурово изначально.  Стены и медвежонок весь в заплатках и с несчастной мордочкой...

Медвежонок оказался обыкновенным потеряшкой. Был тайно похищен из военных казематов, наречен Мишаня Лиепайский и передислоцирован в район столицы.


Техника...



В "амфибию", понятное дело, человек с фотоаппаратом не залезть  ну просто не может.

Удобства и комфорт в стиле "This is Sparta!"


Внизу, дожидаясь своей очереди на осмотр чуда техники, стояли латыши и задумчиво прикидывали, на ходу ли "амфибия". Сомнительно, конечно, что на ходу... С другой стороны, Т-34 тоже вон, 50 лет в болоте провалялся. А его откопали, вытащили, топлива залили и он, родимый, чихнул и поехал.



Оружие тоже сурово...



Правда, оно хоть и с прицелом, но деревянное.



И даже сугубо гражданский транспорт здесь поменял окраску.



Что до удобств, то они не только суровы. Они еще и во дворе!



Антураж, действительно, прекрасно сохранен.



Сочные детали буквально на каждом углу. Или в углу.





То ли случайно забыли, то ли специально оставили.



Говорят, что тюрьма в Каросте - единственная военная тюрьма Европы, доступная для туристических осмотров.



Где-то даже мелькала фраза, что, мол, и впечатляет больше, чем знаменитый Алькатрас.



И если в Алькатрас помещали уже тех, кто пытался сбежать из других тюрем, то из Каросты вообще никто никогда не сбегал. То ли бегали плохо, то ли охраняли хорошо.



Но пора вернуться на построение, которое, справедливости ради надо заметить, началось совсем с другого вопроса. Для начала гид выяснил, откуда и с каких городов понаехали "новобранцы".

- Минск!
- Рига!
- Шауляй!
- Юрмала!

Иностранный легион, прям, какой-то.

- Так вот, - сказал он, выслушав ответы, - раньше все это была Россия.

Разве ж я могу равнодушно пройти мимо упоминания этого города?..


- Без чего не может обойтись ни один город, пусть даже военный? - на погонах гида блестела на солнце россыпь звезд. (И как выяснилось позднее, вовсе не бутафорская - перед нами стоял выпускник Минского Суворовского училища).

Перекур. Как раз перед нашей группой.



Курица не птица, прапорщик - не офицер!

Гид запаса.


Народ на построении безмолвствовал. И даже как-то стало неудобно за соотрядников. Пришлось щелкать мозгами за всех. Магазины? Школа? Библиотека?

- Без больницы?
- Это у вас, гражданских, больница! - категорично заявили мне. - А у нас это называется "госпиталь"!

Нам какая разница: "церковь" или "baznīca"? (Игра слов: "baznīca" по-латышски "церковь"). По-любому, один-ноль в мою пользу.

Вон, и крест даже имеется. Госпиталь.


Военная тюрьма Каросты была построена еще аж в начале прошлого века. Причем строилась она в качестве госпиталя. Однако что-то пошло не так. Большие окна заложили кирпичом, оставив только маленькие окошки, палаты переообородували под камеры, кровати заменили нарами.



И понеслась!



- Нале-во! - скомандовал нам капитан и только после этого пустил внутрь. А перед этим он потребовал отвечать на его приказы "Так точно!" и никак иначе. Надо признать, что офицер проводил экскурсию в оригинальном ключе. Банальщина стандартных туров моментально свалила покурить и поплакать.

Курилка.


Ступени вверх, портрет Ильича на стене... Из времен царской России мы постепенно перебрались в более знакомые годы.





Капитан втягивал группу непосредственно поучаствовать, не остаться сторонним наблюдателем. Выбрал жертву - мальчишку-литовца, и наглядно продемонстрировал экипировку нарушителей дисциплины для занятий бегом.

Жертва № 1. Всем смешно, а провинившиеся каждый день по несколько часов играли "в слоника" в обязательном порядке.



В процессе рассказа, кэп задал вопрос: "Когда началась Вторая мировая?" и, как Д'Артаньян шпагой, неожиданно ткнул указкой в сторону девушки-блондинки.

- В... э-э... сорок пятом?..
- А вот этот цвет волос, - влет отреагировал капитан, - он натуральный?

Так наметилась жертва № 2.



Отсидеться в камерах нечего было надеяться. День заключенных был расписан похлеще дня английского принца.



Строевая подготовка (несколько часов), политзанятия по промыванию мозгов (несколько часов)...



Физический труд, который, как утверждал "великЫй Песталоцци", превратил обезъяну в человека.



Опять же бодрящие занятия спортом никто не отменял.



Ну а тем, кто никак не хотел исправляться и осознавать, доставлялось удовольствие иного рода.

- Вот это называется "черпак", - сказал кэп и выдернул из нашей немногочисленной группы жертву № 2.

И как-то сразу, на уровне интуиции, становилось ясно, какой вопрос последует и что за ответ на него надо дать.

- Для черпания чего использовался этот черпак?
- Туалетов... - хотелось подобрать слово поинтеллигентней.

Но капитан тут же отчеканил:

- "Туалет" это женская одежда. А черпаком черпалось *авно!

Ну... нам какая разница?.. Два-ноль в мою пользу.



Итак, тюрьма была построена в начале 20-го века. А уже в 1905 году в ней отбывали наказание матросы, решившие развлечься на досуге и поучаствовать в движухе под названием "Революция 1905".



И страсти тогда кипели, как вы сами понимаете, похлеще, чем у Шекспира.

Стиралка "Рига". Прекрасно помню, как в сеансы постирушек вокруг плавало буквально все. В том числе и сам сей бочкообразный агрегат. Не столько стирал, сколько расплескивал из всех щелей воду. Во истину - шайтан-машина!


После распада уже Советской Империи и вывода войск, тюрьма служила гауптвахтой армии маленькой и независимой, вновь организованной республики.

Потому и надписи на латышском.


Последние постояльцы этих "нумеров" оставили свои автографы на темных стенах в не столь уж далеком 97-ом. А потом маленькая и независимая навострила лыжи в сторону европейского колхоза...

- ...и всяких военных, fucking, НАТО, shit, организаций... Ничего, что я по-английски? - уточнил кэп.



Тюрьма была признана не соответствующей всяческим разным военным и человеческим нормам и закрыта. Кстати, вроде как приезжали сюда какие-то американцы, охотники за привидениями. И вроде как заявили, что в тюрьме призраков - больше, чем в какой-либо другой точке мира. Рассказывают, что часто в этих мрачных коридорах открываются сами по себе двери закрытых камер, слышны шаги, выкручиваются лампочки...

Самый "баянистый" кадр бывшей гауптвахты.


Что делать в этим наследием никто толком не знал. Но нашлись предприимчивые люди, которые превратили бывшую тюрьму не только в ставший весьма популярным туристический объект, но и даже в... гостиницу.

Да, желающие могут даже переночевать здесь. Кто-то в группе спросил: "И что, много заказов?"

- Вы по-волчьи разговаривать умеете? - спросил вместо ответа капитан.
- В смысле?
- У-у-у-у! Вот сколько желающих. Особенно молодежь.

Кроме того, на территории бывших казематов устраивают всяческие мероприятия в стиле "квест". Тематика - военно-советская.



И уже, когда мы уходили, кто-то спросил у честно заслужившего перекур капитана:

- А третий этаж? Мы там не были. Что там?
- Да ничего там нет, - ответил офицер, прикуривая. - Только Карлсон.

На это последовала вежливая, но слегка растерянная улыбка того, кто задал вопрос о третьем этаже.

- Ну как же, - удивился капитан. - Хоть вроде и гражданский, а штанишки-то с пропеллером.
- А! Так военно-воздушные войска же! - осенило меня.
- Точно!

И мне показалось, что выпускник Суворовского училища меня зауважал.
Итого - встреча закончилась со счетом "три-ноль" в нашу пользу.

Хорошо было снова оказаться на воле! Поэтому мы незамедлительно унесли подальше ноги от казематов и пошли гулять по району в поисках еще одного имперского отголоска - Манежа.

В качестве наследия тех времен, когда у штурвала был не Генсек, а царь, и столица Империи располагалась в Петербурге, а не в Белокаменной, Каросте досталась не только тюрьма. Здесь сохранились еще и другие здания красного кирпича.

Белые пластиковые окна, конечно, варварство. Зато тепло.


А в конце улицы виднелась старая Водонапорная башня. Год ее рождения все тот же незабвенный 1905. А ведь стоит! И по-прежнему выполняет возложенные на нее функции.





Искомый же Манеж находится совсем рядом. По возрасту он даже на год-два старше башни, и во времена царствования здесь лихих всадников с офицерской выправкой и безупречной посадкой, манеж был чем-то вроде клуба.



Для своего времени это было даже новаторское здание: для освещения огромного здания были специально спроектированы окна арочного типа, а в покрытие крыши были вмонтированы прозрачные стеклянные пластины.





Здесь проходила демонстрация выездки кавалерийских лошадей и соревнования всадников. И если на мгновение замереть, перестать переговариваться и вслушаться в тишину, покажется на миг, что в шепоте ветра прозвучат и приглушенный стук копыт по опилкам, и звон конских мундштуков, и аплодисменты зрителей... Прозвучат, несмотря на разделяющие нас сто лет.



Сейчас же выросшая на арке главного входа рябина, несмотря на малый рост, уже даже плодоносит...



Ныне Кароста - один из районов Лиепаи. Но, кажется, со времен советского правления он не изменился вовсе. Разве что иномарки вытеснили УАЗики и "Латвии".



Советские панельки - основной жилой фонд. Хотя балкончики прибавляют веселости.



Немецкое настоящее на фоне советского прошлого.



Впрочем, настоящее не такое уж исключительно и немецкое... Что характерно - на фоне вывески "Цветы". Поклонники сразу должны понять намек.

Увидев афишу, мы не могли, давясь смехом, удержаться от дуэтного исполнения: "Натуральный блондин, на всю страну такой один".


И тут же рядом, бок о бок с советскими "хрущевками" - Свято-Никольский православный морской собор.



А вот так это место выглядело раньше:



Строительство собора было начато в 1901 году, и в церемонии закладки храма принял участие сам император наш, Николай II.



Освещение же собора и даже первое богослужение прошли уже спустя два года. Император и императрица изволили пожаловать лично.

Члены императорской фамилии и сопровождающая их свита следуют за священниками крестным ходом вокруг Морского собора во время его освящения, на заднем плане - строй моряков сводного морского батальона, 1903 год


Члены императорской фамилии и сопровождающая их свита выходит из собора за священнослужителями для следования крестным ходом вокруг Морского собора во время его освящения, 1903 год


Император Николай II, вдовствующая императрица Мария Федоровна (на ступенях), выходят из Морского собора по окончании литургии, 1903 год


В Первую Мировую церковная утварь, колокола и иконы собора были эвакуированы "на большую землю".



В 30-ые годы храм практически превратили в лютеранский.



Ну а после окончания Второй Мировой, когда вокруг уже был военный городок, собор повторил судьбу многих других храмов, став спортивным залом, кинотеатром для солдат и матросов и даже "Красным уголком".  Но это же храм, акустика потрясающая... Собор продолжал звучать, что мешало понимать текст фильмов. Чтобы не лишать военный контингент культурной составляющей, пространство центрального купола модернизировали, забетонировав его.

Потом собор долгое время был заброшен и никому не нужен. Но tempora mutantur, nos et mutamur in illis. Все вернулось на круги своя, и в храме вновь проводят богослужения.



По дороге обратно, к тюрьме, где остался наш "самодвижущийся экипаж", мы встретили собакена, самым удивительным образом похожего на Кентервильское привидение.



Ну вот только скажите, что непохож!



А в казематах, тем временем, наметилась движуха. И не только туристическая. Из-за высокого забора доносились открывистые команды в привычном гаркающем тоне.

Заглянули в ворота, а там "Упал-отжался!" в натуре.



Показал мастер-класс и пошел отслеживать тщательность исполнения, а то салабоны какие-то задохлики - совсем спину не держут.



Ходили мы, гуляли по Каросте, смотрели на настоящее, вспоминали прошлое, и крутилась в голове мыслишка, что одному моему знакомцу ну очень бы здесь понравилось. Но на приглашение составить компанию в данном вояже, он ответил только



Хотя по мне так одно другому не мешает. Особенно, если даты не совпадают. А с милой так и вовсе - рай и в... казематах.

Мы же оседлали нашего железного коня, и помчались дальше: в центре и по дороге к нему нас ждало еще много всего интересного.

Продолжение следует!

Tags: Латвия, Россия, город, дела давно минувших дней, жизня, люди, музей, поездки, прогулка, техника
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments