kornet_azarov (kornet_azarov) wrote,
kornet_azarov
kornet_azarov

Categories:

Заложники обстоятельств

И вот все же у меня было! Информация, написанная на понятном языке, глаза, чтобы эту информацию прочитать и, смею заверить, даже мозги, чтобы эту информацию обработать и усвоить. Но что-то пошло не так, и мы в лучших традициях самого идиотского кино приехали в этот замок именно тогда, когда он конечно же оказался закрыт. Ай да Пушкин я, ай да сукин сын молодец!



В целом же в этот день мы планировали посещение двух замков. И так уж получилось, что маршрут этого дня логично разделился на 2 главы одного и того же дорожного романа: тяжелую и оптимистичную.

Глава первая - тяжелая.

Страупский замок стоит прямо у дороги и не заметить его просто нереально. Вернее, реально, но при одном условии - что вы кротик. С десяток раз мне доводилось проезжать мимо этого образца средневекового креатива, и каждый раз замок манил неизменной загадочностью. Тем более, что до 2018-го попасть в него было невозможно.

Вернее... нет, возможно. Но отнюдь не с невинными туристическими целями и, как правило, не по доброй воле.



Ныне замок принимает туристов 2 раза в неделю - по вторникам и субботам. Мы же, ориентируясь на погоду, а не на то, что указано в расписании, приперлись в пятницу и уткнулись в серьезные закрытые двери.



На дверях висела информация о днях, когда эти двери открываются, и неосторожная фраза, что, мол, о посещении в иное время следует договариваться заранее и по такому-то телефону. Обнаружив комбинацию цифр, мы решили договориться о посещении не заранее, а вот прямо сейчас.



По телефону нам ответила любезная дама, посетовавшая, что сама замок нам открыть не может, ибо далеко она, аж в Риге. А это 70 км от той точки, где перед закрытыми дверьми топтались мы. Согласитесь, что две залетные барышни, одна из которых еще к тому же и дурилка картонная (да, это ваша не совсем покорная слуга), не тот повод, чтобы мчаться на перекладных в неуемном туристическом порыве.

Но вот если мы найдем Яниса...



Следует ли мне проверять уровень соображалки читателей наивным вопросом "Нашли ли мы Яниса?" Да мы бы его из-под земли достали!

Янис (он же смотритель замка) не только впустил нас. Он еще открыл для нас абсолютно все помещения, отпер дверь в башню со смотровой площадкой ("Только когда спуститесь, заприте, пожалуйста, дверь - ключ будет в замке"), оставил нам номер своего телефона ("Вы как закончите и соберетесь уходить, просто позвоните - я приду закрыть за вами входные двери") и, сказав, что мы вольны ходить всюду, где только пожелаем, ушел.

И мы остались с замком наедине.



Честно признаться, мы не возлагали на него больших надежд - чисто внешне он выглядит довольно компактно. Как же мы ошибались! Мы провели в нем несколько часов и излазили буквально все. Что при нашей страсти к замкам неудивительно. Мы поднялись и спустились по всем лестницам (а их здесь немало!), сунули нос за все двери и во все помещения (а их здесь великое множество!) У нас есть все основания полагать, что мы увидели все - даже те уголки замка, которые не показывают стандартным экскурсионным группам. Замок принимал нас обескураживающе откровенно.



История его довольно традиционна для здешних мест. Возведенный в XIII веке (считается, что дата его рождения 1263 год), он служил резиденцией одного из вассалов рижского архиепископа.



Конечно, за свою долгую историю он переходил из рук в руки и даже в определенный момент поработал монастырем. Однако, несмотря на все это, Страупский замок может похвалиться тем, что долгое время (всего-то в течение нескольких веков!) принадлежал одной и той же семье. Его как прибрали к рукам в XIII веке, так те же самые руки и не отпускали  вплоть до 1936 года.

В остальном же классика: одни построили, другие сожгли, третьи восстановили. В советское время в замке располагалось местное управление машинно-тракторной станции. В залах, где некогда гремели доспехами рыцари, а потом танцевали на балах романтичные дамы в кринолинах, обустроили учебные классы и общагу для трактористов. Отдать замок под учебное заведение - нормальная ненормальная практика. В замковых конюшнях, которые, видимо, порядком подзабыли, как выглядят настоящие лошади, организовали мастерские: железный конь пришел на смену неказистой крестьянской лошадке.



А в 1963 году судьба сделала поворот оверштаг и круто поменяла его профиль - в замок въехала Наркологическая клиника. Так этот уникальный замковый комплекс - единственный в маленькой, но гордой сохранившийся замок, объединенный с капеллой - стал совсем невеселым местом.





В замковую капеллу мы не попали - она находится под управлением евангелическо-лютеранской церкви и открывается в строго указанные часы. Удалось лишь подглядеть, что капелла украшена витражами.



В свою очередь эта капелла тоже уникальна - тем, что она единственная в Латвии церковь, отделенная от колокольни. Деревянная колокольня постройки 1744 года расположена рядом, в парке. Видели мы ее - каланча каланчой. Водостоки куда интересней.



Тут же в парке было когда-то обнаружено средневековое кладбище, где до сих пор покоятся те, кто в XVI веке умер от чумы. Эта чрезвычайно заразная болезнь так славно повеселилась в здешних местах, что отправила на тот свет больше 80% местных жителей. Выжили всего 794 человека из тех, кто населял в XVI веке городок Страупе.

Где-то когда-то доводилось читать, что, мол, чума - штука долгоиграющая. И стоит лишь раскопать какое-нибудь тщательно закопанное захоронение, как повторится любая эпидемия любого века. Кстати, самая первая пандемия чумы, прозванная Юстиниановой (ибо пришлась на время правления византийского императора Юстиниана I), длилась около 60-ти лет. Нет, в этой цифре нет никакой ошибки. Тогда чума выкосила почти 100 миллионов человек, очистив от жителей все Средиземноморье и сократив население Византийской империи наполовину. Поэтому в этой жуткой цифре тоже нет лишних нолей.



При таком историческом раскладе появление в стенах замка наркологички уже даже не удивительно.

Клиника съехала около 2-х лет назад, но до сих пор именно факт долгого существования в этих стенах медицинского учреждения, играет главную и определяющую роль в атмосферности старого замка.



Самоуправление, на которое свалилось такое счастье - целый замок с приусадебным участком - конечно, как-то пытается приспособиться. В залах первого этажа устраивает выставки, по субботам проводит групповые экскурсии, в одной из комнат пытается даже воссоздать уют старой усадьбы.



Неожиданный репертуар.



Но в целом самоуправление не очень хорошо понимает, что ему делать с таким наследием.

И ты осознаешь это сразу, попав в первый же зал. Все, что вокруг - это жалкие остатки былой роскоши. Это микроскопический осколок прошлого. Чтобы восстановить хотя бы бледную копию былого, вложить в замок необходимо немерено. И даже не денег - откровенного бабла.



Сказать, что замок находится в скверном состоянии, значит, не сказать ни слова. Его состояние откровенно чудовищно - до глубокого чувства жалости.

Убитые, когда-то прекрасные паркетные полы, которые не циклевали вечность...



...обвалившиеся до неприглядной внутрянки потолки...



...остатки деревянного пола...



И на этом убогом фоне - чудесная, очень неплохо сохранившаяся печь.



Ощущение такое, словно за все то время, пока здесь располагалась клиника, в ремонт здания не вкладывалось ни копейки. За исключением того корпуса, где располагались платные палаты.

Это платная палата, о чем свидетельствовала табличка на двери. Бесплатная - понатыканные друг к другу железные кровати в темном помещении с высоким, но почти черным потолком - своим антуражем напомнила пыточные застенки.



Здесь о недавнем прошлом замка напоминает абсолютно все: таблички, антураж и, главное, запахи.

"Старший врач. Врач-нарколог Д. Райтума".


Один из кабинетов встретил довольно спартанскими условиями и обстановкой.



Это бывший кабинет почти европейского врача или до сих пор общага трактористов?



"Вновьпоступившие" и "Заболевшие". Изначально между этими двумя категориями - смысловая пропасть. А вот о физической пропасти речи, наверно, уже не идет.



Во многих помещениях даже спустя 2 года явственно пахнет лекарствами, во многих помещениях осталось оборудование.

"Процедурный (подозреваю, предполагалось "кабинет") и ящик в столе"




Динамики тревожных кнопок:

"Левая сторона" и "Правая сторона"
"Платная палата", (1) "Женская палата", (2) "Женская палата".



Ощущение такое, словно все здесь до сих пор живет той, больничной жизнью. Словно люди ушли отсюда буквально пару часов назад - просто потому что закончилась смена.



Атмосферно это очень странное место - с тревожной, тяжкой, словно позвякивающей пустой ампулой из-под лекарства аурой.



На какое-то мгновение мы разошлись в разные стороны, и клиника, призраками сотен побывавших здесь искалеченных судеб, их немым криком, навалилась и зажала в тиски.



Вспомнилось невольно:

"...И тишина этого ясного осеннего утра, светлая и чистая, так не вязалась с невеселой колючей проволокой и тихими бледными людьми, бесшумно сновавшими по дорожкам сада в серых мышиных халатах. И жуткий, захлебывающийся, поднимающийся до тонкого пронзительного визга и вновь падающий в звериную тоску вопль за стеклянной дверью. Иногда сквозь этот рев отравленного животного доносилось тонкое рыдающее причитание: "Доктор, миленькая моя, дорогая, спасите, родная, не буду никогда... а-а-а!!!" И снова дикий нечеловеческий крик. Потом стихло... <...>

Этого парня привезли при мне. Его вкатили на каталке, и лицо у него было запрокинуто, землисто-черное, отекшее, и единственно живыми на лице были глаза - налитые кровью и слезами, они струились нечеловеческим страданием. Белая липкая пена, как у загнанной лошади, падала у него со рта, конвульсивные судороги сводили тело.  <...>

Больница, где пациенты не вызывают жалости, где страдание принесено не несчастьем, а собственным свинством. Где лечиться заставляют принудительно... <...>

- ...А он сегодня стакан водки выпил.
- И что теперь будет?
- Не знаю. Может умереть.


"Помещение для временного хранения умерших".


Она закурила еще одну сигарету и сказала:

- Господи, обидно-то как! У нас закрытое лечебное учреждение, а я бы лучше сюда водила людей на экскурсии, как в Кунсткамеру. Может, кого-нибудь хотя бы остановила".


Государственное общество с ограниченной ответственностью "Страупская наркологическая больница".


Представилось - всего на секунду - насколько жутко здесь ночью.

- Ты знаешь, у меня в какой-то момент мурашки по спине побежали, - поделилась впечатлениями моя спутница.



Страупе оказался полноценным обманщиком - визуально он гораздо меньше, чем есть на самом деле. Внутри полно бесконечных лесен, лесенок, переходов, галерей и дверей. Практически идеальное место для организации и проведения квестов. Поэтому мы не сразу сообразили, как попасть на башню со смотровой площадкой. Сунулись туда, сунулись сюда, вышли на балкон, чтобы сориентироваться на местности и, в конце концов, разобрались, что выход на башню через библиотеку.







Никто и никуда не вывез эти книги. Может, потому что не нужны. Может, потому что неактуальны.





Хотя здесь не только профильные книги по медицине. Здесь до сих пор на полках стоит пестрая, разнокалиберная "художка", где Ромм соседствует с "Долгой дорогой в дюнах". В этом разрезе название "У нас в России" выглядит довольно иронично.



Именно здесь, в библиотеке, замок, подсунув под нос газеты 83-го года, отбрасывает тебя в прошлое.



Сильнее этому может поспособствовать только Владимир Ильич, притаившийся в одном из залов.



Здесь один исторический пласт наложен на другой. Отражения совершенно разных эпох настолько плотно подогнаны друг к другу, что кажутся, порой, чудовищной мозаикой.



"Не курить", "Соблюдай чистоту" и "2-ая палата".


На одном из столов валялось вставленное в рамку расписание дня, датированное 12-ым годом. Подъем в 6 утра. В 7-мь - утренние инъекции. В 8-мь - завтрак. В 9-ть - утренний прием медикаментов. Обеденный прием медикаментов - в час дня. Был еще вечерний прием - в половину шестого. А между приемами "колес" - посещение процедур, назначенных лечащим врачом. И финальный аккорд дня - прием снотворного. На это уходил целый час - с 22-х до 23-х.

И так - ежедневно. Закольцованные круги ада, куда люди загоняют себя совершенно добровольно.



Свободное время - с половины одиннадцатого утра до полудня, а потом с 6-ти до 9-ти вечера - видимо, можно было проводить здесь. Или здесь же убивать его.



Чье-то творчество.



На всякий случай старшая сестра располагалась тут же, рядом.



А поднимаешься на башню и вокруг благость и пастораль. И кажется, что нет ничего более естественного, чем это мягкое осеннее утро, подсвеченного чуть мятым солнцем через легкую дымку небесного свода.





- Тут можно было бы сделать отель, обустроить номера, - предложила бизнес-план моя спутница.
- И что, ты бы осталась здесь с ночевкой?

Она задумалась на мгновение и после паузы ответила:

- Нет.



Неожиданно этот туристический набег оказался чертовски невеселым посещением. И улыбка Джокера из россыпи игральных карт на столе комнаты отдыха отнюдь не добавляла радости. Джокеры улыбаются всегда. Правда, по большей части, довольно злобной улыбкой.




Глава вторая - оптимистичная.

Дальше наш путь лежал на восток. На самом деле мы охотимся за совсем другим замком, но по какому-то закону подлости никак не можем в него попасть. Вот и в этот раз, когда мы собрались нанести ему визит, он буквально под носом закрылся на продолжение масштабных и всеохватывающих ремонтных работ. Видимо, наш удел дождаться полной его реставрации, чтобы он предстал пред нами в полнейшем своем великолепии.

Ну а раз не сложилось то, что задумывалось, мы быстренько подобрали себе альтернативу. Ибо хотелось все же укатить куда-нибудь подальше, чем просто на расстояние в каких-то 70 км от Риги.

Визуально Стамериенский дворец - практически Дисней. Не хватает только принцесс и кареты на подъездной дорожке.



Здесь, конечно, речи о средневековье уже не идет. Это куда более близкий XIX век. Больше сотни лет владел поместьем старый лифляндский баронский род - фон Вольф. Отсюда и волк на гербе, и немецкое название дворца - Штомерзее. Фон Вольфы родом из прибалтийских немцев, приехавших в Ливонию аж в XVII веке.



Историю самого дворца можно даже не рассказывать. Все как обычно. Стандартно, согласно традициям, в 1905 году усадьбу спалили возмущенные народные массы. Правда, работы по восстановлению начались довольно скоро - уже 1908 году.

В 1905 году дворец выглядел так. И интересно, кто он, этот человек, по стойке "Смирно!" решивший увековечиться на фоне развалин?..



А потом опять же, все по накатанной - после Второй Мировой, с 45-го года, в бывшей баронской усадьбе правили бал студенты Сельскохозяйственного техникума. Сельские дискотеки вместо светских раутов здесь проводили вплоть до 65-года, когда, вытурив будущих ветеринаров, агрономов и зоотехников, во дворец, топоча кирзачами с прилипшим к подошвам навозом, вошел совхоз "Стамериена".

После того, как все совхозы нашей общей необъятной Родины ухнули в Лету, поместье какое-то время было никому не нужно. Еще бы! На дворе были лихие 90-ые. В это время нарисовался какой-то индивидуум, который бил себя в грудь кулаками и клялся, что приведет дворец в порядок и устроит тут такое, чего глаза ваши еще не видывали.

Под каким уж соусом и на каких условиях ему передали в аренду дворец, сейчас внятно никто объяснить не в состоянии. Но только поместье стояло, разрушалось, зарастало флорой (даже на балконе тянулись к свету деревья), приходило в абсолютную и тотальную негодность. Пока самоуправление судилось с тем самым арендатором, Время все явственней сталкивало дворец в категорию "Заброшки".

В 2001 началось восстановление, но судебное разбирательство на тот момент еще не было прекращено и всяческие юридические препоны мешали хорошему делу. Тянулось все это очень долго, вплоть до 2016 года.

Что же касается того самого баронского рода, то мужчины этого рода были не дураки и в жены себе выбирали дамочек видных. Например, Эдуард фон Вольф был женат на княгине Софье Потемкиной. Тут уже одна фамилия чего стоит! Однако это не тот Потемкин, о котором вы подумали. Это другой Потемкин, Яков Алексеевич. В любом случае, к этой фамилии еще можно прибавить, что Софья была близкой подругой дочери Николая I, Ольги.

В свою очередь их сын, Борис фон Вольф, тайный советник и директор Александровского лицея, женился на итальянской певице Аличе с кукольной фамилией Барби. Ее музыкальное дарование, говорят, высоко ценил сам Иоганнес Брамс, пришедший в отчаяние от ее решения оставить сцену и посвятить себя семье. Именно в этом браке родилась дочь Александра фон Вольф.

И эта Александра нам интересна тем, что, во-первых, стала видным психоаналитиком, а, во-вторых, была замужем за Джузеппе Томази ди Лампедуза, итальянским аристократом и автором знаменитого романа "Леопард". Именно по мотивам этого романа Лукино Висконти снял фильм с Аленом Делоном и Клаудией Кардинале в главных ролях.

Александра и Джузеппе обвенчались в 32-ом году в Риге. Церковь, где проходило венчание, жива до сих пор и по-прежнему является действующей. А в 20-30-х годах, Лампедуза частенько гостил в Стамериенском поместье, которое на тот момент принадлежало Александре.



Однако сейчас, если не знать истории, практически ничто не указывает на славное прошлое этого места. Безупречный снаружи дворец, внутри оказался в таком же состоянии как и Страупский замок.

Своим первоначальным приемом Штомерзее пытается пустить пыль в глаза, но ходить сразу с козырей это жест отчаяния, означающий, что в загашнике больше ничего нет.



Стамериенский дворец словно сговорился со Страупским замком и моментально пытается очаровать роскошной деревянной лестницей.



Хорошо бы не приглядываться и тем более не вглядываться, но вряд ли это возможно. Ведь стоит чуть повернуть голову, и взгляд моментально цепляется за совсем другую картинку. И, пожалуй, это все, что требуется знать о внутренней сохранности дворца.



С подобного рода желтыми касочками мне уже доводилось встречаться. В несколько ином месте и другом замке, но доводилось.

Но усадьба еще пытается заверить, что это временно, что это просто обстоятельства так сложились. Ты заходишь в ближайший зал и встречаешь уже ранее виденное. И не когда-то там, давно, а сегодня, всего несколько часов назад.



Знакомая парочка. Только глянца поменьше.



И чем дольше ты ходишь по дворцу, тем острее и отчетливей чувство дежавю.



Здания, отстоящие одно от другого на расстоянии 150-ти км, буквально передразнивают друг друга.



Как нам рассказали в кассе, есть проект полного восстановления дворца, и даже какой-то бюджет уже собран. Это вселяет некоторый осторожный оптимизм. В перспективе в поместье хотят сделать культурный и туристический центр.

Надо отдать должное самоуправлению - учитывая то, в каком состоянии был дворец и то, как он внешне выглядит сейчас, можно смело сказать, что ребята уже проделали гигантскую работу.

В ожидании капитального ремонта. Незамысловатая поддержка.


После таких болтов удивляться желтым строительным каскам и обнаруженной табличке уже как-то даже неловко.

Тут, пожалуй, и без перевода все понятно -"Осторожно! Падающие объекты!"


Я увидела две печные дверцы-близняшки, и мне на ум сразу же пришел старый шлягер: "Гляжусь в тебя как в зеркало - до головокружения"...



Дворец внутри пуст - как скорлупа ореха. Дворец-обманка. Подходишь - на окошках занавесочки висят, светильники на подоконниках стоят. Но все это не более, чем хорошая мина при плохой игре.



Из доступных развлечений - только импровизированный закуток для "самострелов".



А на втором этаже, среди разных бестолковых книжонок, обнаруживаешь вдруг прекрасно изданного "Маленького принца". Почему "Маленький принц"?.. Какой логикой его сюда занесло?..



Если же представить, что виды вокруг - это всего лишь плод твоего воображения, и сосредоточиться только на прекрасном, то можно даже поймать парочку кадров в стиле "Старая добрая усадьба" и даже не заметить подвоха.



Выходишь на террасу и иллюзия (знавала я однажды человека, который упорно писал слово "иллюзия" через "э" - "эллюзия", это так, к слову вспомнилось) чинного благолепия становится полной.



С этого же балкона можно видеть главное дерево некогда разбитого вокруг дворца парка. Дуб Любви похож на букву "Н" и сложно сказать, это он сам так вырос или его заставили в принудительном порядке.



Легенда гласит, что некий, оставшийся для истории анонимом, садовник был влюблен в дочь барона. Дочь (тоже, правда, безымянная) отвечала своему любителю флоры взаимностью. Но барон, естественно, понимал, что на одной любви (в том числе только к цветочкам) далеко не уедешь, поэтому выдал дочь замуж за другого барона. Садовник-аноним оказался парнем бескорыстным и в день свадьбы посадил в парке два дуба. Помыслы его и желания были чисты как родниковая вода - сколько лет будут расти эти дубы, столько лет он девушку и будет любить.



А потом ты, весь и себя такой романтически настроенный, возвращаешься назад - в желтой каске попить чайку и почитать Экзюпери - и тебе на голову падает кусок потолка.




Эпилог.

...Из своего вояжа мы возвращались уже по глубокой темноте, и снова проезжали мимо Страупского замка. Скупо подсвеченный, он возвышался над дорогой подобно мрачному призраку. Вид стен, исчезающих в черноте ночного неба, сливающихся с ним в единое целое, словно добавил финальный штрих в сложившийся образ.

И снова подумалось о том, как же страшно тут ночью.

Tags: Латвия, архитектура, ассоциации, блуждания, впечатления, дела давно минувших дней, жизня, замок, история, люди, мыслишки, осень, покатушки, приключения
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Соседи

    Бесспорно, в общем-то, одно - зима не самое подходящее время для поездок по северным широтам. Что-то сродни экстриму. Однако периодический экстрим…

  • Забить Мике баки

    Говорят, что в Англии за дома с привидениями больше просят. Круто, мол. Дичь, так сказать. Есть чем гостей завлечь. Есть чем выставить. Очень удобно.…

  • Зимние покатушки. Бауска.

    Когда за окном светит солнце, и снег остался где-то там, далеко и дома, как-то сложновато хотя бы виртуально возвращаться в зиму. Но надо добить то,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

Featured Posts from This Journal

  • Соседи

    Бесспорно, в общем-то, одно - зима не самое подходящее время для поездок по северным широтам. Что-то сродни экстриму. Однако периодический экстрим…

  • Забить Мике баки

    Говорят, что в Англии за дома с привидениями больше просят. Круто, мол. Дичь, так сказать. Есть чем гостей завлечь. Есть чем выставить. Очень удобно.…

  • Зимние покатушки. Бауска.

    Когда за окном светит солнце, и снег остался где-то там, далеко и дома, как-то сложновато хотя бы виртуально возвращаться в зиму. Но надо добить то,…