kornet_azarov (kornet_azarov) wrote,
kornet_azarov
kornet_azarov

Category:

Палка, палка, огуречик...

Уговаривали меня долго - приблизительно пару лет. Выйдешь за меня замуж?! - Ах нет, я должна подумать... Но сначала это были просто разговорчики-заманушки. Потом зима все никак не наступала - то снега нет, то дождь идет.

А в этом году, значит, все сложилось: и зима приличная пришла, со снегом и морозом, и время внезапно свободное нарисовалось. И мы поехали кататься на лыжах.

Изначально предполагалось, что рисковать жизнью, здоровьем и репутацией мы будем на горных лыжах. Каким бы оксюмороном это не звучало по отношению к маленькой и гордой.

Надо признаться, что последний раз я свои ноги приковывала к разного рода лыжам еще в школе. То есть довольно давно. То есть тогда, когда инстинкт самосохранения хоть и был заложен в базовой комплектации, еще не использовался. И потом "разного рода лыжи" это, конечно, неприлично громкая фраза, ибо с лыжами дела у нас обстояли как у Тома Сойера с костюмами: были основные и "те, другие".

Основные лыжи представляли из себя классику: беговые, белого цвета с каким-то абстрактным рисунком оттенка бордо и металлическими креплениями, обжигавшими на морозе пальцы. "Те, другие" были чистым орудием самоубийства. Две пары - красные (подлиннее и пошире) и оранжевые (покороче и поуже) - немногим более стопы, полностью пластиковые, с ремешками-креплениями были исключительно (пардон, но сейчас будет нехорошее слово), падла, скользкими. Этот спортивный инвентарь подразумевал под собой комбинационный характер горнолыжного спорта: слет с горы на них на первоначальном этапе проходил в рамках дисциплины "Скоростной спуск", а затем резко и без заметных переходов превращался в искрометный "Фристайл". Причем искры метались из глаз летящего.

Вот они! Не понимаю, как мы на них не поубивались нафиг...


Такие теплые воспоминания оптимизма в плане повторного знакомства с горными лыжами не доставляли. Под музыкальное сопровождение "И-и-и-и уносят меня, уносят меня в звенящую снежную да-а-а-ль", лететь с горы вниз, обгоняя собственные вопли в свободного стиля комбинации "Голова-попа, голова-попа", очень не улыбалось. Не люблю неконтролируемых процессов, знаете ли.

На мое счастье, на территории спортивного комплекса, куда мы припЭрли свои в меру упитанные тушки, оказалась еще и дистанция под беговые лыжи. Ну вот это уже ближе к реальности! Это я, по крайней мере, понимаю как работает и как - хотя бы теоретически - управляется. И к тому же грела мыслишка - мол, мышечная память, то да се, авось что-нибудь да вспомнится из когдатошних школьных уроков по физре.

Короче, прибыли мы, два летчика-испытателя, на базу. Сначала, вдохновляясь, понаблюдали, как две пушки фигачат снег на ту самую беговую трассу, потом поглазели на плавное скольжение (под контролем зоркого тренерского ока) начинающих на горке для неумех, затем оказались на горке для опытных лыжников...

На сайте базы указано, что, мол, самая высокая горка у них всего 35 метров (настоящие горнолыжники презрительно усмехнулись). Врут, черти. Под веселый шорох и скрип подъемников, мы подошли к дырке в сетчатом заборе, глянули вниз и от открывшейся перспективы свободного лыжного полета у нас на двоих в зобу дыханье сперло. "Не-не, - подумалось мне вслед за героем одного старенького боевичка, - I'm too old for all this shit!" И мы потихоньку-потихоньку врубили заднюю. Это было первое действие пьесы.

А в это время, стоя на верхушке той самой горки всего в 35 метров высотой, к спуску готовился какой-то малолетний шпиндель, который даже мне в пупок дышит. Ну ладно... нет, не в пупок, чуток повыше... Мы и оглянуться не успели, как он, безумец, ссыпался вниз. И больше мы его не видели.

Для душевной бодрости и когда жизнь не особенно дорога - можно, конечно, и так кататься.

Фото потырено в тырнете.

В пункте выдачи обыкновенных лыж было малолюдно - кроме нас двоих и сотрудника базы больше никого не наблюдалось. Под скамейкой сиротливо ютилась пара чьих-то серых валенок.

Мы переобулись в модные ботиночки формой и видом напоминающие войлочные ботики "Прощай, молодость!" и приковались к выданным нам узким лыжам. Палка, палка, огуречик - вот на лыжах человечек!

Трасса лежала перед нами - белоснежная, манящая - и первый поворот ее коварно скрывался где-то за стволами елей.

- Ну, погнали! - оптимистично провозгласила моя старая добрая приятельница и почти родственница Кудряшка Сью.


Фото - Кудряшка Сью.

И мы погнали!.. хотелось бы написать мне, но против фактов не попрешь - мы поползли. Это тоже была комбинированная дисциплина: ползки с ковыляниями. Чертовы лыжи оказались какими-то слишком длинными, а ноги - слишком короткими.

Плюс, конечно, начало трассы встретило нас самой недружелюбной жестью. Представьте себе широкое полотно слово причесанное гигантскими граблями. Причесанное, естественно, вдоль, не поперек. Эдакая стиральная доска, только бороздки ровные, а не волнистые. И все это высокохудожественное великолепие замерзло до состояния абсолютной ледяной карамели.

Если крупно, то как-то так это выглядело. Только без солнца.

Фото потырено с сайта спортбазы.

Поэтому так логично выглядит действие второе нашей пьесы: "London Bridge is falling down". Не успели мы отковылять хотя бы за поворот, как моя левая лыжа кромкой угодила аккурат между бороздками, и Мироздание в моем скромном лице продемонстрировало процесс медленного и позорного падения человечества. Не прошло и пяти минут, как, перефразируя некогда популярную песенку, четвертым справа в елках я лежал. "У всех, кто это видел, в душе родился стон!.." Надо мной нависали унылое зимнее небо цвета чьих-то пессимистичных мыслей, верхушки елей и лицо Кудряшки. Этот момент мог бы быть полон задумчивого величия наподобие эпизода "Андрей Болконский под бездонным небом Аустерлица", если бы не дикое, радостное, мое же собственное ржание.

Теперь, уважаемые знатоки, условия задачки. Вы валяетесь на ребристом льду, в лыжах с вас ростом и ваши ноги посредством спортинвентаря заплетены буквой "зю". Внимание, вопрос - какой буквой вам необходимо раскорячиться, чтобы снова передвигаться по Земле вертикально?

- Давай я лыжи просто отстегну, - посетила мою голову светлая мысль, но Кудряшка не искала легких путей:
- Нет, я тебя подниму.

А у самой лыжи разъезжаются.

Спасительно-восстановительная операция проходила под все то же ржание, шарканье лыж, хруст костей ломаемой ребристой карамели, пыхтения и отчаянного цепляния друг за друга. Картина маслом. Мне кажется, верхние блоки пирамиды Хеопса и то легче водружались на макушку легендарной постройки, чем моя тушка восстанавливалась в вертикальном положении на поверхности земного шара. Возникали серьезные опасения, что Кудряшка просто рухнет на меня сверху и будет азохен вейс и танки наши быстрые. Эх, какую картину пропустил бы тогда Лермонтов, Михал Юрьич: "Смешались в кучу люди, лыжи. / И груз тяжел, и перспектива грыжи".

Лыжи нам явно достались с большим пробегом: они слишком хорошо скользили, а мы - слишком плохо за ними поспевали.

Скрывшись за поворотом, подальше от потенциальных свидетелей последующих позорных сцен, мы обнаружили ма-а-а-алюсенький холмик. Но нам он, разумеется, показался о-о-о-огромной горой! Да еще и с подвывертом - то есть с плавным поворотиком. Мы кое-как сползли по нему и даже никто не упал - хотя скатились мы все по той же стиральной доске. Ее поверхность была до того твердой, что даже острие палок с трудом пробивало "ребра". Хотелось верить, что не весь круг, длиною в 2 км будет чистым катком.

И вот мы с горем пополам добрались до конца относительно прямого участка. Дорога впереди уходила направо и, кажись, реально вниз.

- Там что, еще одна горка?

Нет, там была не горка. Там была ГОРА! Ее нетронутые, девственно чистые склоны красноречиво свидетельствовали, что еще никто не спускался по ней вниз. Были только едва заметные "елочные" отпечатки лыж по направлению вверх.

Эта горка нам определенно была не по зубам. Либо была, но тогда зубы остались бы в сугробе - том, что там, внизу.

- Не, я спущусь пешком, - мне еще как-то хотелось пожить. И с зубами. - А дальше уже снова поеду.
- А я попробую съехать! - бесстрашно заявила Кудряшка и, тыкая перед собой попеременно палками, стала спускаться вниз. Это напоминало осторожную работу сапера на заминированном под завязку поле.

"Великий Цезарь! Идущий на смерть приветствует..." Однако горка оказалась гуманней Цезаря. Она усмехнулась и сказала: "За попытку спасибо, но нет". И усадила Кудряшку на пятую точку.

Вниз, закинув лыжи на плечо, мы спустились пешочком обе. Один-ноль в пользу горки.

У подножия начинался хороший снег, стиральная доска была удачно форсирована и осталась этажом выше. И на нормальном снегу, знаете ли, дело пошло на лад! Организму сразу стало жарко. Ручонки бойко втыкали палки в снег и подтягивали за собой оставшуюся конструкцию. А на укатанной лыжне было совсем легко.

И тут моя голова, к сожалению, вспомнила словосочетание "коньковый ход". Моментально нарисовались воображением летящие по трассе биатлонисты... Легко так, красиво!

Ну че, коньки - дело привычное. Тем более, что коньки эти хоккейные и таких вариантов как у фигуристов - зацепиться зубчиками и оттолкнуться - у нас не существует. Только всей стопой, только хардкор!

Так возникло действие третье: "То ли я дурак, то ли это лыжи не едут". Лыжи на жалких потугах а ля "коньковый ход" приручаться и подчиняться решительно отказались. Ощущение было такое, будто у меня и не лыжи вовсе, а ласты, и я в них с душераздирающим сопением топчусь на месте. "Играю роль, такую роль!  Ах, в этом гриме безусловно, в этом гриме безусловно я - король!"

Пришлось снова перейти на обыкновенный шаг. Ручки тут же с благодарностью вспомнили почти ежеутреннюю зарядку и скромное количество выполняемых отжиманий.

- Ну что, как руки? - спросила я у сосредоточенно работавшей палками Кудряшки Сью.
- Нормально, - отозвалась она.
- А я, прям, чувствую, как у меня нарастает мышечная масса.

Взяли коротенький тайм-аут, запилили самострел. Кудряшка получилась отлично, я - как всегда. Вдохнули, выдохнули - ну, дрогнули!

В общем, мал-помалу мы освоились. И лыжи стали менее норовистые и более покорные. А коньковым ходом, как оказалось, очень удобно подниматься в горку. И даже со встречными лыжниками, такими же профи как и мы, научились разъезжаться.  И главное достижение - мы даже скатывались с горочек! В смысле, съезжали, а не то, что вы там себе подумали. Все по чесноку: выше скорость - меньше ям больше шансов навернуться, однако мы, под конец уже став совсем заправскими лыжниками, не могли позволить себе так низко пасть! Падали мы только в начале дистанции. А финиширование происходило и вовсе под эпическое "Врагу не сдается наш гордый "Варяг"!"

Дорога в гавань.

Фото - Кудряшка Сью.

Слушайте, в итоге: дешево, сердито и полезно. И масса здорового удовольствия. Если зима не подкачает, еще побежим.



Пы. Сы.  Из поста в подборке можно узнать, как я однажды приручала карт.
Tags: зима, мобилко-фотки, позитив, природа, радости жизни, спорт
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • ...А вместо сердца - пламенный мотор!

    Корпоративы у меня случаются нечасто. Всего-то третий за всю рабоче-крестьянскую карьеру. Обычно стараюсь избегать подобного рода мероприятий - мне…

  • Первый заезд капитана Улитки

    "Капитан Улитка" имя говорящее. Особенно для поклонников передачи "Топ Гир". Она вызывает четкие ассоциации с одним из ведущих…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

Featured Posts from This Journal

  • ...А вместо сердца - пламенный мотор!

    Корпоративы у меня случаются нечасто. Всего-то третий за всю рабоче-крестьянскую карьеру. Обычно стараюсь избегать подобного рода мероприятий - мне…

  • Первый заезд капитана Улитки

    "Капитан Улитка" имя говорящее. Особенно для поклонников передачи "Топ Гир". Она вызывает четкие ассоциации с одним из ведущих…