kornet_azarov (kornet_azarov) wrote,
kornet_azarov
kornet_azarov

Category:

Жанровое

На написание данного поста сподвигли три роскошные картинки и кое-какие размышлизмы, возникшие в голове после регистрации на одной окололитературной платформе.

---------

Колокольчик на двери возвестил о посетителе привычным серебристым звоном, и хозяин, протиравший за стойкой стаканы, обернулся.

- Все в силе? - уточнил после приветствия вошедший.
- Как договорились, - кивнул хозяин. - Много будет народу?
- И не только народу, - усмехнулся гость.

Он подмигнул озадаченному владельцу бара и прилепил на стеклянную дверь - строго картинкой наружу, под табличкой "Закрыто на спецобслуживание" - небольшой плакатик:



- Остроумно, - оценил новаторскую подачу старого сюжета хозяин. - Я могу предложить вам что-нибудь выпить?
- Можете. Предложите мне черный чай - с лимоном, медом и имбирем, - посетителя развязка изображенного чаепития, знаменитого не менее Бостонского, ничуть не смутила.
- Чай? - удивился владелец, тем не менее снимая с сушилки заварной чайничек. - Странно... Я думал, детективщики предпочитают виски.
- Сильно зависит от детективщика, - улыбнулся гость.

Прихватив свежезаваренный чай, он устроился за столиком в углу, лицом к входной двери, и стал ждать. Пар невесомо поднимался над чашкой - клубился, вился, истончался, дразнил ароматом лимона и имбиря.

Хозяин бросил взгляд на тикавшие в стороне, на стенке ходики и вернулся к стаканам.

Посетитель молча пил чай и всматривался в интерьер так внимательно, будто оказался здесь впервые. Хотя по сути так оно и было. Ему понадобилось интересное местечко для не менее интересной встречи, и он его нашел. Совершенно случайно, как водится.

Старинный барчик - небольшой, уютный, с обитыми темным, шоколадного цвета деревом стенами, с фотографиями знаменитых писателей в рамках - подошел идеально. А его название "Шейкс и пир" непрозрачно намекало на наличие чувства юмора у владельца.

При очередном глотке крепко настоявшийся имбирь - а хозяин его не пожалел - концентрированно-терпким ударом обрушился на нос и заставил чихнуть.

- Вот холера, - произнес детективщик, переводя дыхание.
- Да нет, больше похоже просто на ОРЗ, - заметил кто-то, возникший справа. Он возник так, как ему полагалось по статусу - незаметно.
- Ваши? - владелец бара хоть и был удивлен, на всякий случай решил этого не демонстрировать. Он дунул в стакан и, прищурившись, посмотрел его на свет.
- Нет, - отозвался детективщик, глядя на оппонента, - это из конкурирующей группировки.
- Звали? - оппонент был невысок ростом и полон чувства собственного достоинства. Своим гордым видом он смахивал на рыцаря, лишенного доспехов. - Мы пришли.

Детективщика, как человека привыкшего иметь дело с фактами, которые "вещь упрямая", и дактилоскопией, которая никогда не ошибается, так и подмывало спросить, почему оппонент говорит о себе во множественном числе. Однако вопроса этого он задать не успел: воздух словно разрезало лопастью гигантского ветряка - шииих! шииих! - метелью взметнуло с барной стойки стопку белоснежных салфеток, звоном прокатилось по полкам со спиртным и тяжело шмякнулось на диванчик у стенки.

- Розалия Ивановна, ваши прилетели, - тон детективщика, разглядывавшего поверх чашки кожистое, перепончатое и явно огнедышащее чудовище, был ироничным.
- Вы это о чем? - насторожился рыцарь, лишенный доспехов, и погладил дракона по голове. Детективщика удивило, что зверюга не замурлыкала.
- Да так, история одна вспомнилась, про Маршака. У него была экономка, Розалия Вильтцын, немка из Риги.
- Подумаешь! А у меня, может, гувернер француз был, из Парижа.
- Не тот ли самый, что "слегка за шалости бранил и в Летний сад гулять водил"? - приподнял бровь собеседник с очень серьезным видом, и рыцарь подумал, что, если так и дальше пойдет, он, пожалуй, без проблем решит вопрос обеда для дракона. - Так вот, в войну Маршак во время воздушных тревог стучал в комнату экономки и говорил: "Розалия Ивановна! Ваши прилетели!"

Портрет Самуила Яковлевича, закрыв ладонью глаза, зашелся беззвучным хохотом. Его сосед О.Генри одобрительно вздернул кверху большой палец правой руки.

Оппонент фыркнул и снова погладил дракона. Тот засопел от удовольствия. Детективщик сделал глоток из своей чашки, чуть наклонился к собеседнику, и в его глазах промелькнуло мальчишеское озорство.

- Скажите, а чем вы его, - он кивнул на чудовище, - кормите?
- Остроумными писателями детективов, - буркнул рыцарь, проигнорировав прозвучавшее "чем". - Он у меня любит блюда с перчиком.
- Ну тогда мне не грозит быть съеденным, - откровенно засмеялся собеседник. - Я не писатель, я беллетрист.
- А беллетристы у нас идут на десерт, - нашелся рыцарь.
- Меня без хрена не сожрешь, - не уступил детективщик. - Так что я не сгожусь в качестве десерта.

Хозяин бара одобрительно хмыкнул.

Звякнул колокольчик, и из пасти дверного проема впорхнуло в мягкий сумрак помещения какое-то необъятное розовое облако.  Облако, "дыша духами и туманами", щебетало, хихикало и заведомо строило глазки всем посетителям мужского пола. Облаку нужен был материал для написания романов о сильных женщинах и козлах-мужиках, воздвигнутых на страховочных фундаментах всегда актуальных эротических сцен. "Руки под пальтом-том-том-том, руки под пальтом", - стрельнула в голове детективщика язвительная ассоциация. Золушки обречены нуждаться в принцах. По крайней мере, в сказках.

Томики под шаблонно знойными обложками с обнаженными мужскими торсами "хочу, чтоб было вот так, квадратиками" стабильно занимали чуть ли не все первые строки чуть ли не всех рейтингов. "Чувак, где моя рубашка?" - вспомнил он фотку из одного книжного магазина и не удержался от улыбки. Впрочем... в жанре постельной акробатики изощренней и увлекательней "Кама Сутры"  уже все равно никто ничего не придумает.



Да и вообще - самые главные книги написаны уже давным-давно. В любом жанре. Писать же продолжают просто потому, что творческий зуд, он как СПИД - не лечится.

- Эй, вы, длинные! - воззвали откуда-то с уровня пола. - Тут водочкой можжевеловой разжиться можно?

Он заглянул под стол - у его ног топтались гномы. Их возглавлял какой-то весьма суровый на вид бородач.

- Эй, представители малых народов! - хозяин уперся ладонями в стойку. - Вам тогда сюда!

Гномы гурьбой важно прошествовали к стойке и какой-то орк по очереди поднял их на головокружительную высоту барных стульев.

- Золотом оплату принимаете? - деловито осведомился старшой.
- Вы аурум имеете ввиду или "Мастеркард Голд"? - зачем-то уточнил владелец заведения.
- Натурально аурум.

"Ну хорошо хоть не "в натуре"", - подумал хозяин, разливая по стопкам можжевеловую.

Постепенно бар заполнился так, что яблоку некуда было упасть. Эльфы, хоббиты, ведьмы, оборотни, какие-то совсем уж неведомые существа, не значащиеся ни в одной "Красной книге". На их фоне абсолютным человеческим обличием выделялась компания ребят, вооруженных наикрутейшими бластерами, и группа бравых, деловитых парней, одетых не по самой последней моде. "Вот и попаданцы подтянулись", - догадался про последних детективщик, медленно, самыми кончиками пальцев вертя чашку вокруг оси. Всякие писатели из своих портретных рамок взирали на все эти формы литературной жизни снисходительно и с любопытством.

- Ну что, ваши все здесь? - спросил детективщик у рыцаря.
- Наши все. А вот ваших что-то не видно.
- Так немудрено, что не видно - они попросту потерялись на вашем могучем и разнообразном фоне. Мои уже давно тут.

Он указал через плечо в угол у себя за спиной и обернулся.

- Королева Агата. Мистер По. Сэр Артур. Мистер Честертон. Мсье Сименон. Мистер Харрис. Господин Несбе. Мистер Чейз. Братья Вайнер. Господин Акунин...
- Что-то женщин у вас маловато, - съехидничал рыцарь.
- Что поделать! Королева в нашем жанре одна и другой не требуется. А из прочих дам... С нас достаточно и той, с завязанными глазами. Потому, наверно, и раздается правосудие не по справедливости, а по настроению. Ну а вы-то зачем дам позвали?
- Исправляем ваши ошибки, - рыцарь оставался рыцарем. Он вдруг внимательней вгляделся в постепенно проступавшие из сумрака лица: - Подождите, подождите... А вот этот, бородатый... Это же Достоевский! Он-то что в вашей компании делает?!
- Почему вас удивляет присутствие в нашем клубе человека, написавшего "Преступление и наказание"? - вступил в дискуссию человек с бородкой и в пенсне.
- А вы-то?! - рыцарь моментально узнал собеседника. - Антон Палыч, вы-то какими судьбами?!
- Так "Драма на охоте", сударь. Чистый детектив-с. Хоть я его и не люблю.
- Врач по профессии, прославившийся как писатель... Вот что получается, когда у врача разборчивый почерк, - усмехнулся детективщик.
- В таком случае, мы пригласим в свои ряды Александра Сергеича и Гоголя, - мстительно заверил рыцарь.
- Имеете полное право, - пожал детективщик плечами. - Правда, пока, как я вижу, вы не удосужились позвать хотя бы Марка Твена, автора первого романа о попаданцах. Верно, сэр?

Одно из самых блестящих и остроумных перьев США, Сэмюэль Лэнгхорн Клеменс в ответ недоуменно развел руками.

Действительно, странно. Рыцарь, лишенный доспехов, не удосужился пригласить ни одного автора. О встрече не знали ни Толкин - бог фэнтези, - ни Пратчетт, ни Фрай, ни Бредбери, ни братья Стругацкие, ни Гейман, ни Лукьяненко. Ни прочие, коих - легион. Вместо авторов рыцарь предпочел пригласить дам и персонажей.

- Кстати, - продолжил детективщик, - с Пушкиным-то вы поосторожней. Он все же ближе к рэпу.
- Слушайте, вы врите-врите, да не завирайтесь. И этот человек еще говорит, что это мы - фантасты! - обратился рыцарь к дракону и прочим чудесам без решета. Публика захихикала. Кто-то абсолютно бестактно заржал в голосину.
- Сэр, я привык иметь дело с фактами, - смерил детективщик оппонента взглядом. - А факты таковы: Пушкин имеет африканские корни, он рифмовал и он погиб в перестрелке. Алексан Сергеич, подтвердите! - обратился он к портрету, как недавно обращался к Твену.

Солнце русской поэзии величественно кивнуло. Попаданцы, расставлявшие на столике кружки с пивом, хмыкнули.

- Ладно, ладно, специалист по убийственным загадкам, - сверкнул глазами рыцарь. - Вы зачем нас сюда позвали? Для демонстрации своего остроумия?
- Я пригласил вас, господа, - детективщик повысил голос и покосился на портрет Гоголя - тот одобрительно улыбнулся, - чтобы сообщить вам пренеприятнейшее известие. Хотя, нет, не так. Начнем с вопроса. Слушайте, а почему ваш жанр стал настолько всеобъемлющ? Ведь куда не кинь - всюду фэнтези. И иже с ним.
- Тоже мне, бином Ньютона! - рыцарь откинулся на спинку стула. - О, кстати! Булгаков-то из нашего лагеря! "Мастер и Маргарита", "Собачье сердце", "Роковые яйца".

И засмеялся радостно - как ребенок, удачно в песочнице лопаткой треснувший по лбу конкурента на песчаный замок.

- Анна де Белль, леди Кларик, Шарлотта Баксон, баронесса Шеффилд, графиня де ла Фер, леди Винтер... - покачал головой детективщик. - Видите, вас так много, а нас - так мало. Всего-то - несколько хороших парней. И одна леди.

"Что, все, сдулся, остряк?" - ликование рыцаря барабанной внутренней дробью выстукивало марш. Он уже видел, как с него - в геройской позе "Георгий Победоносец закалывает змея" - пишут парадный портрет.

- Сэр Уильям, окажете нам честь? - донесся сквозь бравурный марш голос детективщика.

Солнце британской поэзии согласно наклонило лобастую голову, и марш был урезан в лучших булгаковских традициях. "Скормлю дракону", - окончательно созрел рыцарь.

- А Шекспира-то вы каким боком к своему жанру приплели? - задавая этот вопрос, он был олицетворение холодного достоинства. Правда, доведенного до белого каления.
- "Хоть убийство и не имеет языка, но оно говорит громким голосом".
- "Гамлет"... - рыцарь, узнав цитату, поморщился.

Остальные посетители бара и участники литературно-жанровой сходки не очень понимали, зачем они здесь и с какой целью. Было только ясно, что за столиком в углу происходит какая-то бескровная баталия. Впрочем, приглашенные, общаясь друг с другом и обмениваясь последними новостями, отдыхали от странствий и сражений на бескрайних фэнтезийных и фантастических страницах. А попаданцы так и вовсе уже перекочевали за столик к дамам. Интересно, какой жанр может получиться в результате подобного симбиоза?..

- Да и подумаешь, - рыцарь обвел взглядом свою группу поддержки, и на него накатил вал вдохновения. - Нас все равно больше. И неважно, с Шекспиром вы или без. Нами завалены все полки. Все читалки и самиздаты давно уже наша вотчина. Что, возьметесь это оспаривать?
- Боже упаси! - отозвался детективщик. - Это у меня только лицо глупое. На самом деле я умнее.
- Ну и что вы тогда хотите? Мы универсальны. У нас как у жанра нет ограничений - в том числе и в фантазии. Мы дарим людям сказку, позволяем каждому взрослому побыть ребенком, поиграть в любимые игрушки, даем возможность забыть о тухлости окружающего мира, позволяем почувствовать себя супергероем.

Разномастные и разноразмерные существа и чудища у него за спиной оглушительно заревели. Поддержка избирателей была стопроцентной. Только гномы, нарезавшись можжевеловой, сидя у стойки смолили что-то совершенно мозговыносящее и недоброжелательно поглядывали в угол, где дамы щебетали с попаданцами. Кажется, от приглашения с продолжением "Пойдем, выйдем" гномов удерживала, а попаданцев спасала только разница в росте.

- А вы загоняете сами себя в дурацкие рамки, - продолжил рыцарь. - И описываете повседневную чернуху, которой полно в любом выпуске новостей. Все меньше людей хотят это читать. Потому как они видят все это каждый день. Все-то у вас должно быть логично и согласно законам физики.
- Что поделать... Придумать хорошую разгадку гораздо сложнее, чем придумать хорошую загадку. Издержки жанра.
- Ну и зачем так мучаться? Слушайте, - голос рыцаря стал вкрадчивым, и он навалился локтями на стол, - давайте, переходите к нам. Избавьте себя от рамок.
- Вы вербануть конкретно меня хотите или вообще всех, скопом? - прищурился детективщик, и мастера жанра скептично улыбнулись. - У нас есть встречное предложение. Заберите к себе тех горе-детективщиков, у которых криминальные трупы вскрывают патологоанатомы и для которых слова "пистолет" и "револьвер" это синонимы.  Эти ребята такое пишут, что уже максимально приблизились к фантастам. И еще знаете что... Можно скормить вашим драконам тех, кто не умеет писать диалоги? Поспособствовать этому нас лично Тарантино просил.
- А он только за детективы просил? - живо заинтересовался рыцарь.
- Он за все жанры просил.

Человек без страха и упрека погрустнел:

- Боюсь, у нас на всех драконов не хватит...

В этом вопросе просматривалось обобщающее единодушие, и мигом стало тихо. Молчание нарушало только деликатное, едва слышное бормотание агента Малдера, сидевшего за одним столиком с тремя зелеными человечками. Пришельцы потягивали из надраенных до блеска медных кружек "Московского мула" и слушали агента, не спуская с него огромных выпуклых глаз. "Толмачит, - отстраненно подумал детективщик, - с человеческого на гуманоидный". А про инопланетные моргалы еще Достоевский сказал: "В глазах его было что-то лупоглазое". Современные редакторы - специалисты, плохо знающие, что такое хорошо, но хорошо знающие, что такое плохо, - за эту фразу зарезали бы и автора, и его детище. И не знали бы мы "Братьев Карамазовых".

Плюс, конечно, всякие рекомендации не только редакторов, но и околоредакторов. В атрибуции диалогов не должно быть наречий, дожимай глаголом... А не можешь дожать, пиши просто - "сказал". Усредненные редакторы кастрируют тексты под усредненные произведения усредненной массовой культуры. Отсюда это стойкое ощущение безликой одинаковости. Совсем как у Ильфа: "Все талантливые люди пишут разно, все бездарные люди пишут одинаково и даже одинаковыми почерками". Грустно, девицы.

А фантастика и все ее производные... Всеобъемлющий жанр давно подмял под себя все остальные, став самым массовым. И нарушил границы поверженных, проникнув в каноны других жанров. Скоро хороший, чистой воды детектив или полицейский роман станет такой же редкостью, как хороший, чистой воды вестерн.

- Ну вы же видите, - рыцарь словно угадал его мысли и позволил себе тон победителя, обращенного к безусловно побежденному, - у вас вообще нет шансов, - он махнул рукой, словно ставя окончательную точку в этом изначально бессмысленном споре. - А вы тут сопротивляетесь, встречи устраиваете. Зачем?
- Я же сказал - чтобы сообщить вам пренеприятнейшее известие.
- Ну какое еще известие? Все ваши известия нам давно известны, - рыцарь засмеялся неловкой тавтологии. - А остальное...
- The rest is silence... - детективщик прижал палец к губам.

И как козырь выложил на стол рисунок:




Tags: беседы о высоком, изба-читальня, мыслишки, психушка, сюжетец, фантастика, юмор
Subscribe

  • Средневековье с Лукоморьем

    Там, на неведомых дорожках Скелеты бродят в босоножках. Из народного творчества. Можно было бы назвать этот пост в лучших традициях голливудских…

  • Должок

    Однажды nnikolaevna75 прочитала мой давнишний постик о рядовой прогулке по местностям, именуемым аборигенами Видземской Швейцарией.…

  • Parabellum

    Во всемирной паутине время от времени натыкаюсь на опросы типа: "Ваша любимая фотография" или "Фотография, которая вас…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Средневековье с Лукоморьем

    Там, на неведомых дорожках Скелеты бродят в босоножках. Из народного творчества. Можно было бы назвать этот пост в лучших традициях голливудских…

  • Должок

    Однажды nnikolaevna75 прочитала мой давнишний постик о рядовой прогулке по местностям, именуемым аборигенами Видземской Швейцарией.…

  • Parabellum

    Во всемирной паутине время от времени натыкаюсь на опросы типа: "Ваша любимая фотография" или "Фотография, которая вас…