kornet_azarov (kornet_azarov) wrote,
kornet_azarov
kornet_azarov

Categories:

"Мы"

Представьте себе мир, который населяют одинаковые люди. Они носят одинаковую одежду-форму – юнифу, завтракая и обедая в общей столовой, они совершают одинаковое, раз и навсегда отмерянное метрономом количество жевательных движений. Они ложаться спать в одно и то же время и просыпаются по звонку в один и тот же час. Их стеклянные комнаты, прозрачные насквозь, обставлены одинаковой мебелью. Они ходят на работу рядами ровно по четыре, а выборы здесь не имеют смысла, ибо все давно предрешено и просчитано на многие года, а то и десятилетия вперед.

В этом мире нет имен – их заменяют буквы.

Здесь нет людей – есть только безликие нумера.


Здесь все основано на математике: музыка, жизнь, искусство, а величайшим литературным произведением считается… «Расписание железных дорог».

Здесь не поют птицы, и не пахнет по утрам свежим хлебом. На небе не бывает облаков, а солнце светит голубоватым светом.

Здесь все контролируется государством – вплоть до интимной жизни, - и никто здесь не принадлежит себе – все принадлежат только государству.

Нет, это не тюрьма и не колония строгого режима. Это – Единое Государство. И нумера, населяющие его, искренне считают его идеальным.

Ими правит Благодетель. Для них он даже не человек. Он небожитель, он существо другого порядка, он – Бог. Ибо его боготворят и в него верят, на него уповают и ему слепо доверяют. И не что-нибудь, а собственную жизнь.


«Помню очень ясно: я засмеялся — поднял глаза. Передо мной сидел лысый, сократовски-лысый человек, и на лысине — мелкие капельки пота.»


В этом мире, расчитанном до миллиметра, выверенного до вдоха, до взмаха ресниц возможность видеть сны считается психическим расстройством. Душа – ужасной болезнью.

"- Плохо ваше дело. По-видимому у вас образовалась душа!

Душа? Это странное, древнее, давно забытое слово. Мы говорили иногда "душа в душу", "равнодушно", "душегуб", но душа...
- Это... очень опасно, - пролепетал я.
- Неизлечимо, - отрезали ножницы."


Здесь любовь – преступление, а от фантазии считается правильным избавиться посредством операции и удалить ее наподобие раковой опухоли. И, очистившись таким образом от всего лишнего, стать абсолютно счастливым, ведь все лишнее – это от свободы, а свобода мешает абсолютному счастью.

Никому здесь не мешает жестокость и лицемерие Благодетеля, никого не коробит от тотальной системы сыска и никого не возмущает поощряемое Государством доносительство и стукачество. Ведь душа не болит, когда ее просто нет.

Главному герою романа, талантливому инженеру Д-503, хорошо жилось в этом уютном прозрачном мире полицейского Государства. Его устраивала химическая пища, «розовые билеты», «Бюро хранителей» и лицемерие «Государственной газеты». Да, он был счастлив в своем логичном существовании, механическом как размеренное скольжение маятника. Он был абсолютно счастлив – как бывают абсолютно счастливы лишь нумера.

Но ровно до тех пор, пока не познакомился с I-330 – бунтовщицей, революционеркой, ненавидящей упорядоченность и строй, живой и знающей, что там, за границами Стеклянного города, за Зеленой стеной, есть другая жизнь, где не существует прозрачных стен, а любовь не считается преступлением. Где живут странные, совершенно свободные люди, которые ходят нагими, потому что обросли шерстью – блестящей, шелковистой, похожей на шерсть лошадей. Они едят пищу древних (а древние для нумеров – это мы с вами) – хлеб и пьют запрещенный в Едином Государстве напиток – вино.

Любовь, возникшая во внезапно проснувшейся душе Д-503, переворачивает все его представления не только о счастье, но и об универсальности, абсолютной безупречности формулы жизни Единого Государства.

Любая система, ее несовершенство, то, что она априори не подходит всем и каждому по определению, рано или поздно вызывает бунт. Ведь именно система делает беззащитным и предсказуемым.

Стиль романа, написанного в форме дневника Д-503, дает полное ощущение сопричасности нарисованному Замятиным утопически-механическому миру. Короткие, резко-обрывистые фразы, словно штампованные каким-то аппаратом: ясные, четкие, математически-точные. Ничего лишнего. Поначалу язык кажется слишком простым, элементарным, прямолинейным, в нем не хватает человечности, теплоты… А потом понимаешь – а ведь именно так и только так можно рассказать о рациональном и бездушном. В словах, описаниях и диалогах не должно быть эмоций. В конце концов, текст написан инженером: героем и автором.


«И я — туда. Там их — трое. Все — в слуховых крылатых шлемах. И она — будто на голову выше, чем всегда, крылатая, сверкающая, летучая, — как древние валькирии, и будто огромные, синие искры наверху, на радио-шпице — это от нее, и от нее здесь — легкий, молнийный, озонный запах.»


Но в определенный момент от угловатой схематичности текста становится по-настоящему страшно, и бьется в голове – тревожно и глухо, как попавшая в силки птица, - отчаянная мысль: «Не хочу! Не хочу жить в таком мире! Не хочу, чтобы любимых людей мне выдавали по розовым талонам, а невозможно яркие, цветные сны считали психическим расстройством!»

И долго потом еще ты ходишь оглушенный этим коротким, каким-то до жути обыкновенным текстом. И думаешь, что так не должно быть и не может… «Не хочу! Не хочу… Не хочу…»

Стоит ли говорить, что подобный роман не мог быть издан в Советской России? Стоит ли напоминать, что на Родине Замятин подвергся травле в лучших традициях широкого русского гуманизма? Стоит ли упоминать, что автор умер в иммиграции, а «Мы», прежде чем полноценно увидеть мир на языке оригинала, был издан на английском? Стоит ли вспомнить, что именно «Мы» повлиял на романы «1984» Оруэлла и «О дивный новый мир» Хаксли?

Этому роману уже больше 80-ти лет. Он был написан в 20-х годах прошлого века, во времена страшных перемен и судьбоносных решений. Столько лет прошло, столько лет…

Так все изменилось вокруг: люди, лица, города, государства, страны… Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними.

Но, оглядываясь вокруг и всматриваясь в перемены, которых так требовали наши сердца, заглядывая за красивую упаковку-обертку, невольно и неуверенно вопрошаешь у себя и окружающих:

- В самом деле?..

Tags: изба-читальня, рецензии, фантастика
Subscribe

  • Зло

    Из совместно-остроумного: "Крошки - это зло. Особенно, когда жрешь в постели". :о)

  • За любовь!

    Истиная любовь похожа на привидение: все о ней говорят, но мало кто ее видел. Ларошфуко. В любви бесит то, что в этом преступлении не обойтись…

  • Афоризмы субботнего дня. Образование.

    Общество производит плутов, а образование делает одних плутов умнее, чем другие. Оскар Уайлд. Образование - это то, что большинство получает,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Зло

    Из совместно-остроумного: "Крошки - это зло. Особенно, когда жрешь в постели". :о)

  • За любовь!

    Истиная любовь похожа на привидение: все о ней говорят, но мало кто ее видел. Ларошфуко. В любви бесит то, что в этом преступлении не обойтись…

  • Афоризмы субботнего дня. Образование.

    Общество производит плутов, а образование делает одних плутов умнее, чем другие. Оскар Уайлд. Образование - это то, что большинство получает,…