kornet_azarov (kornet_azarov) wrote,
kornet_azarov
kornet_azarov

Categories:

"12".

   

 Начали тут (впрочем, сегодня уже заканчивают) показывать по ТиВи "12" Михалкова. Этот фильм не видел, наверно, только что ленивый. Как любое творение Никиты Сергеича, этот фильм традиционно вызвал ажиотаж, толки и дискуссии. И что-то вдруг мне тоже захотелось сказать свое веское "Фи!"
   Значит, начнем с того, что полнометражку я уже видела. Мммм, дважды. По телеку обещали авторскую версию, захотелось сравнить, поэтому сегодня я завершаю третий круг. Признаюсь честно, разницы не заметила никакой. Даже если прикинуть время. Традиционный телевизионный формат 52 минуты серии + 8 минут на рекламу (если бы так оно было!) и полнометражный фильм длиною в 2 часа с какими-то минутами.
Но не это важно.

 

Предыстория такова. "12" Михалкова это римейк американского фильма "12 разгневанных мужчин" 1957 года выпуска. Сюжет прост: закрытое пространство, 12-ть присяжных заседателей решают судьбу подростка, убившего своего отца. И вроде все ясно и четко, и вина доказана, и мальчишка принадлежит к нацменьшинствам (пуэрториканец у Сидни Люмета, чеченец у Михалкова), и домой всем хочется - побыстрей бы расправиться с ним и свалить отсюда. Голосуем! Виновен! Лес рук, дружное единодушие.  Раз, два, три, четыре... одиннадцать... Одиннадцать?.. А что же последний, двенадцатый?.. НЕ виновен?.. Вот так надо кайф обламывать. И сразу ясно становится, что придется задержаться, свои личные дела отложить подальше, а дело копнуть поглубже. Судьбу человека решать, в конце концов, это не в песочек играться.
   После просмотра римейка захотелось увидеть оригинал. Именно в такой последовательности. Во время поиска наткнулась на несколько рецензий на "12". Ознакомилась. Три штуки в общей сложности. Написаны серьезными (вроде как!) людьми. Впрочем, насчет серьезности не уверена - лично не ручкалась. Ни одного положительного слова. Общий вывод: Михалков - чуждый нам элемент. Он все делает не так, как МЫ привыкли.
  Да, именно так. Речь в рецензиях даже не шла о конкретном фильме. Странненькие рецензенты говорили, о чем угодно, но только не о том, что они увидели. Они говорили о том, что ХОТЕЛИ увидеть. И прежде всего, во всей этой истории с оригиналами и римейками, их раздражал сам режиссер. Как человек. Как личность. Как профессионал. Как талант. Один так вообще уже пошел на просмотр со сложившимся мнением, что ему покажут фуфло. А фуфло это уже просто потому, что снял это Михалков.
Априори. Профессиолнальный подход, понимаешь. Такое ощущение, будто все трое учились вместе с Михалковым, у него все получилось, а они оказались бездарностями, и удел их не по фестивалям ездить, не премии получать, а бессильно брюзжать и писать сомнительного качества опусы о том, какая Михалков сволочь. Как-то это все мелко, обыкновенной завистью попахивает. Отсюда и восхваление фильма Люмета, и втаптывание в грязь "12". Ребята, он вам что, денег когда-то не одолжил? Кто-то параллельно еще и Андрона приплел, что, мол, вообще бездарность. СтаршОй хоть "Утомленные солнцем" снял, а этот вообще - раньше что-то умел, а теперь, понимаешь, продался. Конъюктурой увлекся и те де. Странно даже, что еще Егора не вспомнили, который тоже по этой михалковско-режиссерской линии проходит.
  В общем-то, вывод "профессиональных" критиков таков - бездарность. Бездарно снято, бездарно сыграно, бездарно срежиссированно. Безликие актеры, безликие герои, безликие декорации, глупые разговоры и центр во всем этом только сам Михалков со своим традиционным "месседжем" стране и народу. Расстрелять и выбросить. Только их оставить. Чтоб других гнобили.
   Оставим их с их мелкими страстями. Качество и масштаб страстей
– дело вкуса.

Я, скажем так, непрофессионал, хотя когда-то меня тоже учили видеть и критиковать. Я не стану рассматривать фильм через призму личности режиссера и его политичесих мировоззрений. В конце концов, нельзя мешать культуру и политику, это чревато демонстрацией собственной глупости. Я ровно отношусь к Никите Сергеичу. Мне просто понятно, что он - русский барин. Не без определенного русского шовинизма, конечно, но барин в лучшем значении этого слова. Он трудяга. Он локомотив, который уперто тащит за собой все то, что другим оказалось просто не под силу. Он честно заслужил все то, чем его наградили и чем еще наградят.
   Итак, фильм. Когда есть первоисточник и римейк их всегда обязательно стравнивают.
Это не совсем граммотно и корректно, ибо текст и экранизация - это два отдельно существующих друг от друга явления. В случае с теми же "12-ю разгневанными мужчинами" нельзя забывать, что это всего лишь экранизация одноименной пьесы Реджинальда Роуза. Но никому и в голову не приходит сравнивать эти две вещи. Зачем тогда сравнивать "12" и разгневанных мужчин?

Хотя, конечно, кое-что Михалков буквально цитирует. Но цитирует словно играючи, словно говоря зрителю: "Я прекрасно помню, откуда мой фильм. И я ЗНАЮ, что вы это ЗНАЕТЕ". Универсальные капли героя Алексея Петренко намекают на насморк одного из присяжных Люмета, а рекламщик конечно же превратился в телевизионщика в исполнении Стоянова. Фильмы перекликаются, но это игра в уважение и не более того. Как и та самая оторванная рука в пасти собаки. Это поклон Акире Курасава, а не кража и не плагиат. Присваивать себе что-то на таком уровне столь же глупо, как заявить, что это вы (или я, или он) написали Джоконду. Это же элементарно.
   Бездарные актеры? Это, простите, о ком? Об Алексее Петренко, чей присяжный выдал монолог, который заставил меня плакать сквозь смех?
Это редко кому и когда удается. Это Гафт - бездарность или, может, Маковецкий? Тогда идите и покажите, КАК надо играть, чтобы все сразу пали ниц. Безликость - это, наверно, имелось ввиду спокойное, трезвое обаяние присяжного Алексея Горбунова и жгучая, неистребимая, наболевшая ненависть присяжного Сергея Гармаша. Да, просто буквально вспомнить нечего и задуматься не о чем после просмотра. Буквально зря потраченное время. Буквально все лица сливаются в один калейдоскоп.
    Михалков сочетает простую человеческую историю и спасительный юмор. Иначе можно просто свихнуться
, даже если не представлять себя в роли одного из присяжных и не ощущать, хотя бы мысленно, той тяжести и ответственности, которую берешь на себя, подписывая кого-то на срок. Иначе просто не выдержишь, а зритель начнет скучающе зевать от излишнего морализаторства.

Эксперименты с юмором могу окончится весьма плачевно, если не знать, что можно себе позволить, а что - нельзя. Если не знать, где невидимая и неосязаемая граница игры на грани фола. И тогда юмор может превратить трагедию в отвратительно-нелепый фарс. По другому никак нельзя, именно здесь и сейчас нельзя. Если оставить только напряжение – это будет уже Хичкок. Опять заумным критикам будет плохо. Ощущение такое будто волны сменяют одна другую. Вдох – задержал дыхание – выдох – улыбнулся, чувствуя, что снова можно дышать. Замер, наблюдая за ножом, мелькающим в умелых руках. Напрягся до предела, представив сцену возвращения телевизионщика домой. Почти умер, вслушиваясь в исповедь таксиста-русофила: «Пап-ка, не на-до... Не на-до, пап-ка!»

И были еще опасения, что Михалков опустится до обсуждения и осуждения чеченского синдрома. Подойдет ко всему этому с политической стороны.

Но не подошел. Не опустился. Сумел удержаться на высоком уровне простой человеческой трагедии. Маленькой трагедии. Мальчишеской. Почти детской.

А потом выясняется постепенно, что у каждого из непреклонных, суровых, уже вроде бы все решивших для себя присяжных, в жизни произошла встреча с чем-то похожим. Общность этого пережитого, совокупность, не позабытая еще боль помогают осознать, что буква закона не всегда написана верно.

Каждый из присяжных рассказывает новеллу из собственной жизни и, дополняя друг другая, они смотрятся органично и поддерживают собой нить основного повествования. Присяжные перестают быть безликими членами общества, а становятся реальными, конкретными  людьми, у которых там, за кадром, за пределами спортивного зала, где они заперты, есть имя и фамилия.

Что же касается первоисточника, тех самых разгневанных мужчин... Смотреть было скучно. И вовсе не из-за того, что сюжет уже известен. Не нашлось там ничего, что зацепило бы. Вот только операторская работа. Но это и понятно – все же брат Дзиги Вертова, кровь и порода обязывает. Самое яркое впечатление – руки в момент финального голосования. Оператор не пожалел на каждую руку своего, отдельного кадра. Из всего напряжения – только мокрые подмышки присяжных. Это здесь-то напряженная сцена с демонстрацией удара ножом? Ну, конечно, смотря, что считать напряжением...

Спорно все это, господа, спорно. «12» поярче будет, человечней, ближе, даже интересней. Не нравится операторская работа? Сними лучше.

Вот такая простая история.

 

 

 

 

Для тех, кто не видел или просто заинтересовался:

 

Сидни Люмет, «12 разгневанных мужчин», 1957 год.

            http://video-online.at.ua/news/2008-10-12-2705

 

   Никита Михалков, «12»,  2007 год

   http://zerx.ru/16967-12.html

 

 

 

 


  

Tags: кино, рецензии
Subscribe

  • Колизей

    Посмотрела тут случайно передачку под громким названием "Блеск и слава Древнего Рима". При этом речь шла исключительно о Колизее и…

  • Sex, жесть & rock'n'roll

    Эпиграф: М/ф "Падал прошлогодний снег". А хочешь, мой маленький читатель, я расскажу тебе сказку? Вернее, сказки. Или еще вернее,…

  • Жанровое

    На написание данного поста сподвигли три роскошные картинки и кое-какие размышлизмы, возникшие в голове после регистрации на одной окололитературной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments