kornet_azarov (kornet_azarov) wrote,
kornet_azarov
kornet_azarov

Categories:

In vino veritas.

                                                                                                                            "Выпьем с горя; где же кружка?
                                                                                                                             Сердцу будет веселей".

                                                                                                                                            А.С. Пушкин, "Зимний вечер".


Ну то, что греки недураки поесть, вы уже в курсе. Многие, кстати, убеждаются в этом на личном опыте. О, эти обманчивые греческие таверны!.. О, эти мелодичные названия греческих блюд!.. "Цадзики", "мусака", "сувлаки", "саганаки"... Черт знает, что все это означает, - озадаченно чешет наш турист "репу", - но только, видимо, все это съедобно...

М-дя, в начале прошлого сезона пошли мы, помнится, с бывшим уже начальством и коллегами поужинать в дружеской обстановке. Пришли, расположились, изучили "сувлаки-саганаки", заказали... Сидим, вспоминаем дела давно минувших дней, водичку попиваем. И тут понеслась кривая в щавель: хлебушек, закусочки, какое-то "ризотто", которого никто не заказывал... А народ-то голодный! И хлебушек хорошо пошел, и "ризотто" знатным оказалось да и закуски ничего так.

В итоге, когда приготовили основные заказанные блюда, всем уже было достаточно халявы. Для основного блюда места уже нигде не оставалось.

Кое-как, мужественно пересиливая собственное  "Не хочу и не могу" под жадное "Надо", мы умудрились-таки запихать кое-что туда, где место оставалось только для воображения. Половина того, что было на тарелке, так и осталась там непринужденно валяться. Теперь уже точно было пора расплачиваться и сматывать оттуда удочки.

Но мы опоздали. Официант, коварно улыбаясь, уже тащил к нашему столику какую-то очередную неведомую нам тарелку. Он не бежал, но двигался быстро. Его задача была как можно точнее добить нас десертом.

После столь радушного приема (вообще, конечно, это грекам характерно) мы озадачились этим аттракционом неслыханной щедрости. Версий было две: 1) начало сезона, народу мало, это была рекламная акция  2) мы заказали так мало, что хозяину стало нас жаль.

Так что, оказавшись в греческой таверне, не покупайтесь на хлебушек и закусочки - это только начало!

Но говорить мы сегодня будем не о еде (но это и из заглавия понятно, да?) Мы поговорим сегодня о  том, что неразрывно связано с едой - о питье. Еще точнее - о вине.



Перед началом сезона начальство меня предупреждало: "Ты увидишь, Пелопоннес - это не Греция. Он другой". Какой другой? Никто, конечно, на вопрос этот мне не ответил. Теперь-то я точно знаю, что другой. И знаю почему. 

И вино здесь тоже другое. Греки обычно предпочитают молодые вина. Как правило, красные и сухие. Можно, конечно, найти и полусухие, и белые... А вот сладкие вина отыскать на греческих просторах - задача непростая.

Но только не на Пелопоннесе. Характерным вином полуострова является именно сладкое вино. Сладкое красное вино с добавлением корицы носит название "Μαυροδαφνι" - "Мавродафни", что в переводе означает "Черная Дафна". История возникновения и самого вина, и его названия весьма романтична, особенно девушкам понравится, но вперед, как грится, забегать не будем.

Началось все в 50-х годах 19-го столетья, когда на просторы Пелопоннеса пожаловал некий Густав Клаусс. Был он немцем, еще точнее, баварцем, и прибыл на полуостров, как утверждают, поправить здоровьице. Климат благодатный, море - под боком, поправляй - не хочу.

Вот он, собственной персоной. Среди пальм.


И так ему здесь понравилось, что решил он задержаться в Греции и развернуть здесь не больше не меньше ликеро-водочну винную самодеятельность. Разбил Клаусс виноградники и основал в 1861 году винодельню имени почти себя - "Ахайя Клаусс". Ахайя - это область, где расположена винодельня. Ну а Клаусс - вы уже в курсе...



Совсем становиться греком ему не захотелось, поэтому он, дабы сохранить этническую принадлежность, построил свою винодельню ввиде замка. 

В зданиях даже, наверно, просматривается что-то баварское.






В сезон сюда, посмотреть само место, пройтись по уникальным погребам и попробовать уже легендарного вина "Мафродафни" приезжает до 250 тысяч туристов. 





Основное здание, где расположен магазинчик, имеет несколько потрепанный вид...



...но внутри все весьма аутентичненько.



Это место, которое совершенно определенно обладает собственной атмосферой. А для туристического объекта это немаловажно.



"Ахайя Клаусс" производит около 70-ти марок вина. Это и недорогие вина, доступные каждому, и вина, выпускаемые для особых случаев и особых клиентов. На винодельне любят рассказывать, как однажды к ним приехали с индивидуальной экскурсией русские туристы (ну, естественно, кто - если не мы?). Одна семья. И глава семейства, узнав, что бутылка самого дорогого вина стоит полторы тысячи евро, поморщившись, сказал: "Ладно, заверните две". И тут же подарил одну бутылку жене, а вторую - дочери. "После них, - вздыхают сотрудники, - почему-то больше никто такого вина не покупал..."

Если верить сотрудникам, на заводе ныне каждый час разливают около 20-ти тысяч бутылок различного вина. Общее количество бутылок в год достигает 25-ти миллионов. Вино экспортируется в более, чем 40 стран мира, но России вкус "Мавродафни" неведом. Греки очень хотят пробиться на российские просторы, но покамест их никто туда не пускает под предлогом того, что, мол, рынок и так переполнен.



На различных конкурсах вина завода честно заработали ни одну награду. 



Есть дипломы и на русском языке, датированные 60-ми годами прошлого века.







Личный кабинет господина Клаусса до сих пор доступен для оборзения бозрения, но самый главный рецепт - рецепт вина "Мавродафни", записанный Густавом в книге на странице 601 - до сих пор не показывают никому. Это тот самый большой секрет маленькой компании.



Случилось так, что влюбился наш баварец в местную греческую красотку с карими, почти черными глазами. Но счастье оказалось недолгим - девушка по имени Дафна была больна туберкулезом, а врачи - не слишком компетентны. Оплакав любимую, Густав решил увековечить ее имя в вине. О, прекрасный поступок настоящего мужчины! Так возникло вино "Мавродафни".

Давно уж оба обратились в прах, а история их короткой любви жива.



Ныне главная ценность винодельни, ее гордость и достояние, хранится в Имперском погребе.



Был он назван так в честь императрицы Елизаветы Австрийской (она же королева Сиси), в 1885 году понаехавшую на Пелопоннес с острова Корфу с неожиданным визитом. После вояжа императорской персоны, по ее еще неостывшим следам, сюда же ломанулись всяческие прочие известные личности. Засветились, улыбнулись в "дула" фотоаппаратов, оставили автографы в гостевой книге и канули в лету. В гостевой книге можно обнаружить письменные корявки Нила Армстронга, Маргарет Тэтчер, князя Монако Альберта и прочих "звезд" политики, спорта и остального шоу бизнеса.

После этого возникла традиция посвящать бочку с вином тому или иному высокопоставленному лицу.

Правда, нога Бисмарка никогда не ступала на территорию винодельни. Но какая, собственно, разница, если хозяину так захотелось, а канцлер был немцем?!


Ни одна бочка в погребах не пустует. Каждая из них заполнена вином. Все бочки, кстати, сделаны из русского дуба. Если не врут, конечно.



Это место, которое имеет не только собственную уникальную историю, но и собственный неповторимый, особый аромат - аромат вина, смешанный с теплым запахом дерева.



Кстати говоря, какое-то время вино хранилось вот в таких вот "бочечках".



Самое старое вино, хранящееся в этом погребе, датируется 1906 годом.



Многие бочки украшены ручной резьбой по дереву на греко-винно-мифологическую темактику.









Однако даже среди и без того уникальных вещей, есть еще более уникальные. Вот они!



Они не просто огромны. Они гигантские. Если поставить рядом стандартного мужчину стандартных параметров, то он теряется на их фоне.



Они настолько огромны, что когда их везли на винодельню (а было это еще во времена Клаусса), их везли в разобранном виде. Доставили, втащили по частям внутрь и затем собрали.



Сейчас к немцам винодельня не имеет никакого отношения. Все связи с Германией и наследниками Клаусса давно оборвались. Еще во времена Второй мировой. Что интересно, немцы Патру (а винодельня находится именно здесь) бомбили нещадно. От города ничего не осталось, его восстанавливали с нуля.

Но завод имени Клаусса остался в неприкосновенности несмотря на все бомбежки.






Tags: Греция, Пелопоннес, дела давно минувших дней, путешествия, работа, радости жизни
Subscribe

  • Взятие зимнего

    ...И казалось бы весна уже пришла. Все растаяло вплоть до асфальта, высохло, обнажило подснежники. В конце февраля пару дней температура держалась…

  • Аж два "О"!

    Впервые за несколько лет в наших краях удалась зима. Зима получилась самой настоящей: с морозом, снегом, льдом. И даже каток во дворе залили - не…

  • Немецкий

    Совсем коротенько. Почти, как писали в советской прессе, одной строкой. Обнаружила тут у Ремарка название некоего увеселительного заведения:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments