kornet_azarov (kornet_azarov) wrote,
kornet_azarov
kornet_azarov

Categories:

Просто работа.

Знакомо ли вам ощущение, будто вас ткнули портретом прямо в грязь? Или вываляли в ней, и хочется встать, забраться в душ и отмываться сутки? Знакомо ли вам ощущение плевка в душу? Или осознание того, что вас просто использовали, вывернули наизнанку, а потом, как щенка за шкирку, небрежно отшвырнули в сторону? Пшел прочь, рожей не вышел.

Наверняка, знакомо. Такое случается у каждого. И страшно вовсе не то, что это произошло с тобой, а страшно то, что происходит это по воле людей, которым ты доверял. И которых уважал. Уважал безмерно.
Меня списали. Спихнули с моего направления на хрен, в задницу мира, на огрызок в Эгейском море под названием Кос. На мое место поставили человека, который палец о палец не ударил, чтобы сидеть на моем месте, заниматься моей работой и получать, мать вашу, мою зарплату. А я сделала все, чтобы зарплата в этом году была хороша…

Мне никто ничего не объяснил. Меня просто поставили перед фактом, неубедительно промычав, мол, что я плохо организовала работу, что направление работает не так, как рассчитывал главный офис. А как он рассчитывал, оно будет работать?! Они выдернули меня на их гребаный Крит в конце февраля, я сидела, разрабатывала экскурсионные маршруты, рисовала таблички и шаг за шагом продумывала тайминг.

Разработала. Но когда направление уже начало работу, когда пошли первые прилеты, у нас ни хрена не было готово! Не было готово из-за Самого Большого Босса – ублюдочного куска дерьма, который ко всем относится как к мусору. Он постоянно менял цены и программы, мы продавали экскурсии и не знали, по какому маршруту поедет автобус, будет ли там то, о чем мы рассказываем…


А экскурсоводы? Девчонки, которые никогда этим не занимались, которые в Греции впервые, которые не знают, как работать с группой. Туристы все прекрасно видят, и их отзывы по смыслу сводились к следующему: «Спасибо. Ваши гиды не испортили нашей поездки».

Я кричала, я писала, что нам нужен хотя бы один профессиональный гид.

Меня услышали. Но только тогда, когда меня на моем направлении уже не осталось… Сейчас все наладится, все пойдет вверх, и человек, который ничего для этого не сделал, в миг станет хорошим. А обо мне ни одна сволочь доброго слова не скажет. Все хорошо. Я разгребла все дерьмо, жизнь налаживается.

Мне никто не указал на мои ошибки, никто не дал шанса и возможности разобрать их и исправить. Меня просто отпихнули в сторону. А потом еще и удивленно спросили: «А почему ты такая эмоциональная?! Это просто работа!»

Я не спала после этого ночь – это просто работа. Я ничего не жрала полутора суток – это тоже просто работа. Я день провела на успокоительных, потому что надо было быть в форме, - это просто работа. Двенадцать выпитых таблеток валерианки (потом они просто закончились) – это тоже, всего лишь работа. «Не расстраивайся», - сказали мне. – «Ты профессионал, ты можешь работать и на другом направлении». Суки и ублюдки.

Я перестала уважать своего шефа. Абсолютно. Еще зимой, в отделе маркетинга, наиболее смелые мне говорили: «Он ничего не решает. Последнее слово не за ним. У него язык в *опе и он боится его оттуда лишний раз вытащить». Мне как-то не верилось – все же такой человек, директор всего греческого направления крупной международной охренительно известной компании.

Оказалось, действительно – в *опе. Я гордилась, что работаю с таким человеком – умным, думающим, доступным для общения и предложений. Сейчас я его презираю – за то, что не нашел для меня нормальных человеческих слов, честных объяснений ситуации. Не нашел, несмотря на то, что считает меня профессионалом, ценит (якобы!) и знает уже третий год. Не нашел, несмотря на то, что лично звонил мне и просил выйти на работу as soon as possible, чтобы я подготовила свое направление к сезону. Я презираю его, как презираю всех трусов. Я больше не хочу работать под его началом.

Это он обвинил меня в излишней эмоциональности и сказал: «Ну ты знаешь, что у нас существует ротация!» Мне хотелось спросить у него – прямо и по-русски: «Какая, на хрен, ротация для директора направления?! Какая, на хрен, ротация для единственного человека в твоей тухлой конторе, который досконально знает Пелопоннес?! Ты меня для ротации в феврале на Крит позвал?!» Что ты врешь, твою мать… Мне не 13 лет, чтобы я поверила во всю эту твою гнилую тухлятину.

Крит умеет красиво лить водичку. Все они там такие умельцы.

А я верю, что правда рано или поздно сама выходит наружу. Даже делать ничего особо не надо. Надо просто уметь ждать.

А правда оказалась такова, что убрать меня приказал тот самый ублюдочный кусок дерьма. Без оснований. Без объяснений. Видимо, рожей действительно не вышла. Эта сука никого не ценит и все хочет урвать нашару, на халяву. А после этого еще заявляет, что его стандарты качества и обслуживания выше, чем мои или чьи-либо. Я вижу эти стандарты, я вижу уровень сервиса – на примере а ля экскурсоводов, которые стали таковыми просто потому что их взяли на эту должность. Тупая тварь.

Мне было стыдно смотреть туристам в глаза. Они видели, что гиды ни черта не умеют и не знают. У всех конкурентов гиды с соответствующим образованием и опытом работы, конкуренты нам сочувствовали. Зато у нас были самые высокие цены! Как в том анекдоте: «У латыша спросили: «А какой народ самый тупой?» Латыш задумался и ответил: «Зато мы хорошо поем и танцуем». Так и здесь – гидов нет, опыта нет, сервиса нет, зато цены – круче, чем у остальных.

И это все дерьмо я разгребала лопатой. А когда разгребла, когда прислали наконец-то хорошего гида, меня отправили в ссылку.

И никто на Крите не понимает, почему же мне так больно и обидно. Это же просто работа! А тут я, такая вся эмоциональная…

Более убогого острова, наверно, не найти. Это Остров Невезения – nothing to do, nothing to see, nowhere to go. Здесь толпы народу, узкие улицы, забитые машинами, придурки на велосипедах, придурки на мопедах, дебилы на каких-то ржавых драндулетах, которых не обогнать… Впервые за долгое время я снова начала играть на дорогах в «шашки» - иначе, подчиняясь общему потоку, ты никуда здесь не доедешь. Здесь нет ничего из того, что я так люблю на моем направлении – нет простора, нет длинных дорог, нет скорости – выскочил на трассу, придавил педальку, и стрелка взлетает на 120.

Мы здесь вдвоем с коллегой – я и мой Пятница. Он тоже здесь случайно и не по собственной воле, такой же ссыльный, как и я. Мы оба считаем дни и совершенно искренне радуемся, когда очередной из них заканчивается. «Сегодня уже 14-ое!» - эта фраза радует, как долгожданная и приятная весть. И это правда. Исправляла тут календарь на экскурсионной программе, и там уже появились августовские даты – Боже, какое счастье!.. Значит, еще немного, еще чуть-чуть. Потерпи, родная.

Но дни тянутся нестерпимо медленно. Они сводят с ума, после них остается в душе кисло-горький привкус зря потраченного времени. Ощущение собственной ненужности. Я говорю себе каждое утро: «Еще два месяца, и все закончится. Кос будет вспоминаться как ночной кошмар». Меня трясет от этого названия.

Звонят с Крита: «Как у тебя дела?» Вспомнили, суки. Я посоветовала им, набирая мой номер, избегать этого вопроса – я не в состоянии отреагировать на него адекватно.

Здесь у меня только одно желание – поскорей лечь спать. Ибо это означает, что еще один день рухнул в мусорную корзину истории, и до конца этого паскудного сезона, за который я ничего не заработаю, остается все меньше времени.

На рабочий стол компа вернулась картинка самолета на взлетке и надпись: «Иногда черная полоса становится взлетной». Да, такое у меня уже бывало. Будет и в этот раз.

На стене, рядом с рисунками племяшки, появился лист с вечным соломоновским: «Все пройдет. Пройдет и это».

Я никогда не считала себя профессионалом в чем-либо. Не считаю и здесь. Да я и не профессионал. Потому что позволяю себе эмоции, потому что позволяю себе ставить на место девочку, которая «выше по положению» и которой не понравился мой сарказм. «Если уж на то пошло, я тебя старше», - отозвалась я на это. – «И на этом простом основании сама буду решать, с кем мне и каким тоном разговаривать». Это она наивно полагает, что действительно для кого-то начальница. Она бы лучше спросила, ее вообще кто-нибудь считает таковой, воспринимает, как вышестоящую? Да хрен там…

У меня один начальник – тот, которого я больше не уважаю.

Мне все равно, что здесь происходит. Мне все равно, что творится на этом направлении. Мне навязали этот остров и единственное чувство, которое он у меня вызывает – чувство глухого безграничного раздражения. Мне не нравятся эти отели, не нравятся люди, которые в них работают и смотрят на тебя так, словно ты им должен десять штук с процентами за пять лет. Мне здесь тесно и нечем дышать. Это у себя я носилась, заказывала ранние завтраки, вникала, выслушивала, решала, помогала… Здесь - мне наплевать. Все, что было во мне, я оставила там, на Пелопоннесе. Для этого острова у меня ничего не осталось. Я слишком выложилась на свое направление, я отработала на нем слишком честно и слишком самоисчерпывающе – все это подарили другому, совершенно случайному человеку, который работает первый год.

По-русски это называется «кидалово».

Если бы мне по-человечески все объяснили, скорей всего, все было бы иначе. В том числе и отношение к этому месту, и его восприятие.

Я честно старалась себя как-то мотивировать – ведь остров-то не виноват! – но сил на это больше не осталось. На меня наплевали и растерли. Так почему меня должно волновать какое-то их направление?..
Под конец каждого сезона, где-то с последней недели августа, я рисую календарик на листе формата А4, вешаю его на стену и методично вычеркиваю каждый вечер по дню. Здесь мне этот календарик хочется нарисовать уже сейчас. И не делаю я этого только потому, что знаю – за этим месяцем скрываются еще два.

У меня и так по жизни достаточно разочарований, чтобы еще создавать их искусственно.

Потерпи, родная. Все пройдет. Пройдет и это.
Tags: Греция, маразмы, работа, твою мать
Subscribe

  • В этот день 6 лет назад

    Эх, раз на новое времени нет, так хотя бы стареньким поделиться!

  • Голоса

    Недавно довелось мне прочитать один анекдот про экзамен в Литературном институте: — Как Лев Толстой повлиял на творчество Михаила Булгакова? -…

  • Персеиды

    Полуночный лес жил своей невидимой, но слышимой и ощущаемой буквально кожей жизнью. Вот что-то или кто-то прошуршало там, в кромешной тьме: то ли…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments