Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Заходи, приятель!

Здрасьте.

Заходите, заходите, не топчитесь на пороге. Не задерживайте тех, кто дышит вам в затылок. Что?.. В затылок, говорите, никто не дышит? Может и так. Вполне вероятно, что он дышит чуток ниже... в спину.

Несколько фамильярное заглавие пускай не смущает - это название одного моего салуна на просторах Дикого Запада. Вот, еще и сюда концептуально подошло.

Collapse )

Parabellum

Во всемирной паутине время от времени натыкаюсь на опросы типа: "Ваша любимая фотография" или "Фотография, которая вас впечатлила". Или еще что-то в этом духе. Мне становится любопытно, я заглядываю в комментарии - там, как правило, вместо названия размещают то самое фото.

И, естественно, из раза в раз среди прочих там оказываются одни и те же кадры: Афганская Мадонна / вьетнамские дети, бегущие по дороге после напалмовой атаки / человек перед колонной танков / стервятник, ожидающий смерти ребенка / мать-эмигрантка / обед на небоскребе / знамя над Рейхстагом.

Я знаю все эти кадры. Да и вы их знаете.

Понятное дело, что, встречая подобного рода заголовки, я начинаю прикидывать - а у меня-то есть фотография, которая действительно меня впечатлила? Технически или сюжетно.

Навскидку приходят три кадра, которые зацепили именно технически. Зацепили тем, как были сделаны. Самих фотографий в виде картинок у меня нет. Они хранятся исключительно в памяти.

Портрет Николь Кидман. Черно-белая фотография, где Кидман по сути не особенно видно. Студийная фотка. На ней она рукой закрывает лицо и только между пальцев виден бешено накрашенный красивый глаз.

Портрет Жана Рено. Тоже черно-белый кадр. Какая-то рама, острые зубья битого стекла и лицо. Меня удивило, как красиво можно снять такое некрасивое лицо.

И третья фотография из старого номера "National Geographic". Там, надо признать, отменные фотографы. Не знаю, как сейчас, но раньше они были чертовски хороши. Фотка очень простая, с какой-то российской фермы: мужик несет зеркало, зеркало - косо, под острым углом - по сути занимает почти весь кадр, мужик и тот фрагментарно виден. А в зеркале отражается темно-гнедая лошадь, стоящая в деннике. Эта фотография полна иллюзорности - вроде сначала видишь одно, а потом понимаешь, что там совсем другое. Честно признаться, жалею, что не стащила из библиотеки тот журнал. Я люблю такие кадры: не постановочные, мимолетные - как миг. Они подобны снайперским выстрелам - один из одного. Увидел, прицелился, выстрелил. Бах! Успел - кадр есть. Не успел - его уже не повторишь и не вернешь. Я вообще люблю качественную фотожурналистику.

И вот недавно, забравшись в архивные записи одного ЖЖурнала, я увидела фотографию, которая уже с неделю не идет у меня из головы. Я долго на нее смотрела, увидев впервые несколько дней назад. И поняла, что этот кадр задел, поранил, оглушил.

Своей какой-то чудовищной - до ступора, до онемения, до безмолвия -  обыденностью.

И абсолютной бессмысленностью того, что послужило ему рождением.

Collapse )

Ручная работа

В начале было море.

Оно простиралось до горизонта и казалось абсолютно бескрайним. И ветер... Он прилетал от горизонта и приносил новости, похожие на волшебные сны. Сны были яркие, радостно-акварельные и казались осколками других и чужих миров...

Сначала действительно может показаться, что это рисунок акварелью по бумаге. Как говорила в школе учительница рисования: "Мокрая техника".

Но это не бумага. Это стекло. Он рисует пальцами по стеклу и кисточка ему нужна лишь для проработки деталей.



Collapse )

(С)нежно

Снег за окном падал плотно, тесно. Между снежинками совсем не оставалось места - они были словно петельки единого полотна. В их неравномерной и диковатой пляске - каждая сама по себе - не было завораживающей отточенной синхронности. Ветер короткими яростными выдохами рвал полотно на кусочки - крутил, вертел, дергал, превращал снегопад в волшебный театральный занавес, за которым темными, живыми декорациями проступали высокие сосны. Снегопад спешил нарядить их в свои лучшие наряды, ветер же, со свистом перелетая с кроны на крону, бесстыдно обнажал их и лишал одеяния.



Collapse )

Elle

...Это было учебное задание. Нужно было снять несколько портретов. Полный рост, три четверти, сидя... Классика. Студия имелась, модели нашлись.

Моделей было две. Рыжеволосая красотка, мечтавшая об актерской карьере, и абсолютно ничем, кроме интеллекта, непримечательная барышня стандартной внешности.

Процесс намечался долгий: сама съемка, затем проявка ч/б пленки, сушка. Модели подошли к делу ответственно, натащили разной одежды, ибо и образы предстояло создавать отличные друг от друга.

Интеллектуалка в кадре выглядело откровенно уныло. Я ее сажала и так и эдак, общий план, крупный план, вправо, влево, улыбнись... Нет, лучше не улыбайся. Ничего не помогало. Светлые волосы, что с улыбкой, что без блеклое лицо, никакой косметики, какие-то черные балахоны в качестве одеяний. Все это создавало траурное настроение, и в кадре вместо девушки упорно селилась откровенная старуха. Она замучила меня больше, чем я - ее.

Но в запасе оставалась рыжая актриса. Она спасла все дело, ибо контраст между моделями был просто космического масштаба: рыжая даже в унылом свете серого зимнего дня буквально вспыхивала, интеллектуалка - просто становилась его частью.

Collapse )

Терзания холстом

Есть у меня рюмка. (Да, обычно их целый набор, а у меня вот одна - как у интеллигентного алкаша-одиночки). Рюмка эта была куплена по случаю наступления Нового года и исключительно благодаря рисунку, изображенному на ней. (Так что вы не подумайте - под каждый Новый год я новых рюмок не покупаю).

Collapse )

Предложение, от которого сложно отказаться



Вирджил Олдман (Джеффри Раш) - любитель прекрасного. Даже не столько любитель, сколько истиный ценитель. Он знаток. Эксперт. Человек, которого не проведешь на мякине, ибо воробей стреляный.



Collapse )

Прогулка

Хороших слов про Питер сказано немало. И вряд ли я смогу добавить от себя что-то такое, что не было уже сказано до меня. Скажу только, что со всеми хорошими словами в адрес Северной Венеции, я абсолютно согласна. Кстати, с некоторыми плохими словами в тот же адрес я тоже согласна. Например, новые зеленые заборы в Летнем саду действительно кошмарны, примитивны и наредкость уродливы. Автора этой идеи надо скормить пираньям.

Но только Питер был, есть и, в общем-то, будет. А на критику ему сильно наплевать. За сотни лет своего существования он и не такого наслушался.



Collapse )

Очумелые ручки, или Как сделать из цирка винегрет.

Дело было вечером, делать было нечего... Вру, конечно. И дело было днем, и помимо этого дела были еще и другие дела.

Существовала когда-то на ТиВи передачка "Пока все дома". Кажется, она до сих пор жива, и изрядно замучаный Кизяков (так, кажись, фамилиё?..) продолжает с утра стучаться в двери знаменитых и не очень домов, хат, шалашей и прочей недвижимости России. Кто ходит в гости по утрам, как известно, поступает мудро: то там сто грамм, то здесь сто грамм. На то оно и утро, в самом деле!

А еще в этой передачке была рубрика "Очумелые ручки". Вернее, "Оч. умелые ручки", что расшифровывалось как "Очень умелые ручки". Там из всякого хлама создавались необходимые в хозяйстве предметы, вещи и оборудование. В общем, все мы знатные изобретатели, когда жизнь припрет.

Не скажу, конечно, что на момент создания того, что в итоге было создано, меня сильно приперло, но в отказ идти было бы элементарно позорно. Да и приперло не меня, а племяшку.

Collapse )

Cара Груэн, "Вода для слонов".

1272263096_004Внимание, внимание! Почтеннейшая публика! Сегодня на арене!

Театр, как известно, начинается с вешалки. Его дальний родственник, цирк, начинается… С чего, кстати говоря, начинается цирк?..

Американский цирк начинается с железной дороги и с поезда, несущегося по ней. Вся история Америки сводится к покорению пространств. Американский цирк в этом смысле не исключение.

Collapse )